Литературный портал


Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the война category

Обращение!

  • 01.04.2017 11:19

Аспидски тяжело жить, когда каждый день напоминает тебе о перенесенном напасть, о несправедливости к тебе.

Я часто задаю себе вопрос? Могли ли травмы, психические травмы, стрессы в детстве остро повлиять на мое здоровье во взрослой жизни около не предвиденных травмах психических расстройствах, которые повлияли возьми мое сознание, провал память несистемного характера, когда тебя быстро обмануть, уговорить и когда ты легко поддаешься заинтересованным лицам, сиречь это и произошло со мной.

Вот описываю всю с рождения жизнь.

Детство – Дом в лесу, рядом с железнодорожной полосой. Весна) 4 года, выпрыгиваю с окна, разбиваю голову, следы остались получи и распишись лбу. Путевой обходчик, к моему счастью, забрал меня с путей. Предназначено было мне жить.

Перед войной переехали в многоквартирный хоромы. В возрасте лет 6 ушла в лес. Родители еле нашли меня.

1941 годик. Война. Эвакуация. Успели довезти нас до Погари. Немцы быстротечно продвигались.

В отца был приказ не покидать стратегический железнодорожный предмет. Поезда двигались в направлении Москвы. Это станция Михеевичи Кричевского хранилище.

Отец получает приказ покинуть ж/д объект и тут же решает задавать трезвону до семьи.

Только добрался отец до нас и немцы сделано подошли сюда. Наши войска вынуждены были срочно оставить Погарь, хотя здесь был сооружен оборонительный объект. Наша сонм вынуждена была бросить лошадей, гужевой транспорт. Отец незамедлительно принимает решение покинуть территорию Погарь. Выбирает лошадку, повозку. Дом 5 человек, сумка багажа. Едим по проселочной дороге, чтоб не встретить немцев. Важно было добраться до ст. Михеевичи в лачуга где жили, потому что от туда легче было показать к дедушке в деревню, где жил один. Приехав в Михеевичи, батя решает на свой риск, чтобы не преследовали взяв семь раз и чтобы срочно выехать к дедушке, едет ы Кричевское депо в немецкие аппарат и показывает снимок легких своей сестры, которая умерла с туберкулеза, у отца с сестрой совпали инициалы. В немецких кадрах были зафиксированы все на свете люди, работающие на железной дороге. Дали отцу столбцы. Это и спасло нашу семью.

Перед отъездом в деревню к дедушке в обеденный перед убежали пленные рабочие 2 парня. Нас поставили в ряд, нацелив получай нас пулемет, говорите куда убежали пленные. Отец отнюдь не растерялся, уверенно сказал, что видел, что убегали из-за переезд железнодорожный в лес. Немцы поверили. Ребята убежали в гущина возле нашей бани. После перенесенного страха я не разговаривала 3 месяца.

В срочном порядке покидаем ст. Михеевичи, добираемся до деревни Слобода Климовичского района. Я аж дедушку не помню, какой он был.

Приходят в деревню немцы, нас выгоняют с дедушкиного у себя. Отец находился в лесу с лошадью. Мы с мамой быстро добрались перед леса и там находились и кормили комаров. Когда началась зимка попросились к семье возле кладбища. Шло время, немецкие части ушли с деревни. Династия настороженно вернулась домой. Кроме отца, который все сие время находился в лесу. Приезжал осторожно за продуктами к себя и партизан.

Вот один раз приехал отец, собаки залаяли. Тятя прилег на печке, за бревнами не было его видным-виднешеньк. Я лежала с мамой, братья отдельно. Бандиты ворвались в дом, забрали целое, что могли. Забрали Погарскую лошадь, оставили больную тощую. Раньше освобождением, уже перед обходом немцев вся семья находилась в лесу. Рано ли узнали, что наша армия в деревне, то в дом не позволяется было сразу вернуться комендатура уже наша находилась в дедовом доме. Юрта находился на берегу речки и легко можно было видать обзор всей деревни.

Закончилась война. Пошла в начальную школу. Эра было тяжелое, ходили по лугам, собирали траву к оладушек. В один день пошла с девочками собирать траву, вследствие чего-то появился наш парень с деревни, все стали наутек), я споткнулась, а парень решил воспользоваться, видимо уже созрел, ми было всего 13 лет, он был постарше. Я очень кричала, даже охрипла, но удалось всего его ранить. Я оказалась сильнее, хотя перенесла большое сотрясение. Зато старики парня осуждали, что же она сделала с их сыночком. После этого 4 классов надо было ходить в школу за 5 км. Преградой по весне была речка. У парня напавшего на меня была подчалок, моя подруга ходила в школу, потому что он перевозил её, а ми он мстил, и я в школу не ходила. Зато когда под вечер гуляли меня никогда никто не трогал.

В 1950 г. Поступила в ветеринарно-зоотехнический технарь. Надо было ежедневно ходить 15 км. Один раз в год по обещанию переходя через густой лес 1,5 км вышли получай дорогу бандиты. Я конечно сильно испугалась, но они меня успокоили, сказав далеко не бойся девочка ты нам не нужна. Но я после стала бояться. Попросила родителей снять жилье. Жила в чужестранный семье больше года. Потом перевезли дедушкин дом в г. Климовичи, идеже находился техникум.

В 1954 г. Закончила техникум и была направлена в Колхоз. В домашние молодые годы возраста 20 лет я должна была показать свои знания на практике. Конечно проходилось бороться с нечестными людьми.

28 января 2017 проходил представление Наташи Королевой и Глушко, в песне Глушко звучало, что сие был наш секрет. Я вспомнила свои молодые годы и заплакала. Я вспомнила рано или поздно посетила вечернюю дойку коров, то ужасно поразило меня увиденное, стояли бидоны с молоком и хоть было заметить изменение цвета молока. Я резко сделала шпилька, сказав, что же Вы делаете губите телят для копеечной наживы. Беру пробу для анализы и ухожу. Близ двух часов ночи раздается стук в окно, вижу доярку, которая просит истощиться. Доярка по поручению всех доярок попросила прощения, заверив, почто это больше не повториться.

Через 45 лет, приехав к родителям с Калининграда, я посетила эту деревню и зашла к той доярке, (ясное она уже была старенькая, когда при разговоре напомнила о томище времени, мне бывшая доярка ответила, что это был выше- секрет.

В 1960 года летом я решила навестить школьную подругу детства в деревне Предместье, где еще жили ее родители. К ним приехала дщерша Катерина. Поскольку мама моей подруги сильно меня любила попросила Катерину взять меня в Калининград, сказав что ей нечего по деревням шмыгать. Вот я с 1960 г. Оказалась в Калининграде.

В 1963 году вышла замуж.

В 1964 году родила сына.

Я за жизни не публичный человек, но приносила пользу и во (избежание общества.

Всё было хорошо жили не богато, однако дружно. Шли годы и вот в 1982 года умирает моего отец. Я срочно выезжаю в Беларусь. Меня ждут не хоронят, макротело находилось дома, уже время уходило на часы не мешает увозить на кладбище, но меня ожидают и вот я прибыв захожу в жильё и я просто не узнаю отца, очень долго находился в теплом помещении – сие для меня была неисполнимая потеря, но я была снова молодая, старалась выдержать эту утрату, мне было таким (образом тяжело, но не хотелось добивать до конца маму, нуждаться было ее поддержать. Я могла поддержать маму несколько дней, да надо было уезжать на работу.

Потерю родителей в вознесенье нельзя забыть.

Проходит небольшое время мама никак никак не может оправиться после потери своего мужа. Нуждалась в постоянной поддержке и уходе. Я забираю маму к себя в Калининград.

Меня опять преследует неожиданная потеря. После 4 парение после смерти отца умирает мой муж в 1986 году. Близ заготовке сена для организации падает с высоты сена с машинки ушиб головы, конец опухоль лобной доли.

Потеря мужа для меня была неисполнимая дамно. Начались сильные головные боли, ночами не спала, ото такого перенесенного страха начала пропадать память, я не могла выискиваться в квартире. Муж так и стоял передо мной в глазах. Ради не сойти с ума, решила приобрести землю. И вот в 1987 году покупаю земельный очередь с маленьким сарайчиком за 2500рублей.

В 1991 году появился у меня пиджак. Ходил в море, потом списался с морей и начал заниматься строительством. Построил целкач дом 20 м2, баню.

Идет время начала увлекаться грядками, нулевой воздух стал хорошо влиять на здоровье. Я стала паче спокойной.

Идет время начали думать о строительстве кирпичного на дому. Стали закупать кирпич, другие строительные материалы. Мой сыночек принимал причастность в разгрузке кирпича, укладка для хранения.

Вот опять постигает неблагополучие в 1993 год 4.12 от случившегося инсульта теряю свою мамочку в возрасте 88 планирование. Когда я стала ее кормить, то она показала, аюшки? не надо кормить, берет мои руки пожимает в клеймо благодарности и умирает. Это никогда нельзя забыть, конечно нате здоровье повлияло. Такая у меня судьба.

Не забылось единаче горе потери моей мамочки. Я совсем не ожидала, кое-что меня преследует вновь черная полоса. 1994 год в летнее время мой сын еле живой возвращается домой.

Я стала исповедовать, что с тобой произошло. Сыночек решил откровенно всё обсказать. Я даже не знаю почему ко мне прицепилась власть. Причина видимо была, заметили золотую цепочку и золотой крестик. Сажают в машину меня и везут в жаркий парк к озеру. Били по всему телу.

Я лежу притаился и Вотан говорит давай бросим в озеро, второй говорит ладно хоть лежит он все равно не жилец. Сорвали с меня цепочку с крестиком. Лежал диск) дома, говорит всё будет хорошо, а потом под глазами стала продажность, я вызвала скорую, но он сказал, что сам дойдет. И автор этих строк сразу пошли. Пришел в больницу своими ногами и больше до дому не вернулся. Милиция отбила ему печень. Умер 07.12.1994 лета, в одном месяце с бабушкой.

Перед тем как уходить в больницу сынище рассказывает сон. Пришла бабушка в белом и рядом стояли кое-кто в белой одежде и бабушка говорит, что не пускаете, а я пришла. Гляди сон предсказал, что бабушка его заберет. Прошел опять-таки 1 год 1993 как похоронили бабушку и он помогал могилу копать с другом и дьявол не думал, что так быстро бабушка его заберет.

Похоронены любое рядом муж, мама, сыночек. Разве это легко испить горькую чашу.

Я хотела написать все в прокуратору, но мне сон приснился, пришел сыночек сел бери скамейку и говорит не надо ничего писать. Вот и кончено моё счастье угасло. Правда сыночек оставил взамен себя доченьку 4 лета, жену. Все равно осталась от него память. Безграмотный зря прожил свою жизнь данную Богом.

Осталась ютиться с гражданским мужем. Построили большой кирпичный 3(трех) этажный юрта 130 м2, внизу гараж.

И что-то произошло с моим гражданским мужем. Может повлияла для него операция. Появилась агрессия. Сначала была любовь, а вслед за тем, он внезапно стал издеваться надо мной. Ударил по части голове каким-то предметом, я залитая кровью в рабочей одежде выхожу нате дорогу возле Берлинского моста, машина остановилась и меня водила довез до больницы, мне сказали после перевязки подняться на ноги дома, снимок показал сотрясение мозга. Я дальше не помню так-сяк. Утром уже находилась дома, не могла понять почему со мной произошло. Один раз совком прорубил руку. Также окровавленная добиралась до больницы в той одежде, в которой стояла. Была получай даче хотел задушить, я кричала, но на даче ни живой души не было, а он по металлическому забору ударял меня головой, да мне повезло услышала соседка, которая постоянно проживает и заговорила с ним и тута я быстро убегаю в их коридор и когда увидела что симпатия ушел в свой построенный деревянный дом, я тихонько перешла ровно по кустам, ключи от квартиры у меня были спрятаны для улице, быстро уезжаю домой.

И дома в квартире было такое, легко не забыть – душит прикрывая рот одеялом, я стараюсь откидывать, затем чтоб не задохнуться и удалось выбраться в коридор. Он меня толкает и я падаю и спирт давай бить меня об стенку головой, я решили послать тумбу с зеркалом на пол, чтобы как-то закончить и выбежать с квартиры, которую я уже предусмотрев не закрыла возьми ключ. Ключи были у меня в кармане. Спускаюсь к соседке, рычаги трясутся, дают валерьянку, чтобы я успокоилась, вызвали полицию, переночевала после того, но на него ничего не подействовало. На даче бросал возьми меня разные предметы. Убегаю, а сама не знаю по какой причине на меня летит, в полицию сдаю, переночует, не изменяется. Жилка всё время с опаской. Этот страх всё время меня преследовал.

В 2003 году умирает штатский муж. Проявилась эпилепсия, забирают в больницу, там он умирает.

Перенесенные лупцовка, внезапное нападение оставили страх и нервное потрясение. Я стала только (лишь) бояться, стала пропадать память. Стала бояться находиться получи и распишись даче, мне казалось, что меня преследует гражданский человек. Это продолжалось длительное время. Находясь в болезненном состоянии своими необдуманным поступком привлекла покупателя.

Черная полоска не покидает меня.

11 апреля 2012 года умирает моя дочурочка (невестка) в возрасте 44 года. Я осталась в полной растерянности, ночами малограмотный спать, перестала себя контролировать. Я превратилась в растерянного беспомощного, этично опустошенного человека, которого легко было убедить, обмануть и завоевать моим домом 3-этажным кирпичным 130 м2, внизу гараж. Стоимостью паче 2 млн рублей, за который не получила ни дешевле пареных грибов.

Я не могла смириться с мошенническими обманными планами ответчики и, обратившись к помощи юристов, подала контртребование о признании договора купли-продажи недействительным в суд.

С помощью судебно-психиатрической экспертизы я надеялась подтвердить суду, что мое состояние в момент заключения сделки без- позволяло мне в полной мере понять и оценить последствия торговые связи и позволило принять за чистую монету обман ответчика. Да с заключением судебно-психиатрического эксперта (комиссия экспертов) от 05.02.2014 возраст, как и с самим ходом экспертного исследования я категорически не согласна. Рецензия проводилась с моего согласия, но при этом нарушены мои полномочия. Даже договор на проведение платной комплексной судебно-психиатрической экспертизы в соответствии с гражданскому имущественному делу был заключен сначала с ответчиком и в его интересах (прима я отдала суду). И только потом был перенаправлен. Как был составлен завет, также проводилась и сама экспертиза. В течение 40 минут, 20 с которых я ожидала в коридоре, эксперты не только «обследовали» меня, однако вынесли свои решения, за которые я заплатила совершенно неожиданную угоду кому) меня огромную сумму 55360 рублей! То есть согласованно подготовленного ГБУЗ «Психиатрическая больница Калининградской области № 1», я оплатила экспертизу интересах ответчика! Экспертиза проводилась непрофессионально и халатно от начала предварительно конца. В результате мои ответы на вопросы эксперта записывались несоответственно, в них совершенно другой смысл. А в части, касающейся рассказа о моем детстве и полученных по и время войны физических и психических увечьях, даже обстоятельства – и тетуня записаны не верно! Почти всю войну я находилось сверху оккупированной территории, в совершенно ужасных, а порой невыносимых условиях – в раннем детском возрасте, могло ли сие не отразиться на всей моей дальнейшей жизни?… Сюрвейтор полностью изменила содержание моего рассказа. А может, в экспертизе описаны условия жизни какого-то другого лица, находившегося в отличие с меня в эвакуации? И данные о другом человеке попали в это концовка по халатности и по ошибке? Раз тот период описан, из этого следует он имеет значение при проведении такой экспертизы. А он описан не про меня!

 

Из экспертного заключения различимо, что все выводы по своей сути сделаны после состоянию на день обследования. Я же именно после смерти невестки, в том числе и день сделки, предшествующие ему и последующие за ним отрезок времени, находилась в стрессовом и рассеянном состоянии на протяжении месяца по времени смерти моей девочки невестки, не хотелось жить, а время от времени становилась так плохо, что возникло ощущение, что я по новой хороню своего сына, умершего ранее. После этого у меня были состояния рассеянности, забывчивости и выпадения изо реальности, провалы в памяти несистемного характера. В заключении отражено, яко я, касаясь судебной ситуации даю пространные пояснения, становлюсь аффективно заряженной, тороплюсь, сверяюсь с блокнотом (которого у меня приставки не- было!), сообщаю сведения о непорядочности ответчика и его бесполезности про общества. В действительности же на вопрос об ответчике «что некто за человек?» я ответила односложно «плохой». Зачем же мастерить записи о том, о чем я не говорила. Пояснения об ответчике я давала всего лишь в суде, потому что считала это важным. Эксперт но приписала мне слова, которые я ей не говорила. Неважный (=маловажный) соответствуют протоколу суда, всё сформулировано в пользу ответчика.

11 апреля 2012 лета умирает моя доченька в возрасте 44 лет, которую пасынок оставил взамен себя.

Я осталась одна в полной растерянности. Я перестала себя наблюдать, я стала всего бояться, ночами на спать, я превратилась в растерянного беспомощного и нравственно опустошенного человека, не хотела жить.

Еще до смерти невестки потом смерти я находилась в нервном потрясении, я стала всего бояться, стала скрываться память. Мне казалось стоит сожитель и нападает на меня. Я стала пуще огня) находиться на даче. И тут я необдуманным поступком находясь в болезненном состоянии привлекла покупателя. В решении свида от 11.04.2014 года отмечено, что остается неясна пост истца, в чем конкретно заключалась заинтересованность ответчика как покупателя.

Гляди излагаю ответ на неясность моей позиции как истца.

Сии факты не учтены судом и не доказаны.

Ответчик к тому же до сделки получает сведения от посредника, что продается земельный зона 640 м2, построен жилой кирпичный дом 130 м2, построенный маловыразительный дом 20 м2, баня 18 м2, навес для дров, сараюшко. Всё оформлено в БТИ.  Все документы имеются. Поддельнику, в качестве кого покупателю вся моя собственность не нужна ему.  Зато он усердно ведет торги со мною. Было сказано, почто продаю всё имущество за 2 млн. рублей. Посредник продолжает вдавливать на мою психику, хотя прекрасно знает, что у меня бездолье, что прикована к постели, усугубляет моё здоровье звонками телефонными в течении 15 жней. Компаньон на сделку не собирается приезжать. Созревший заинтересованный заказчик решает не упустить такой шанс непредвиденной выгодной торговые связи, выходит из тени и решает своими познаниями схемы сделок купли-продажи имущества, затем что он не новичок в этой сфере. Покупатель принимает разгадывание любыми путями договориться со мной и уже созревшим обманными и лживыми методами оборотить посредника в сказочного героя, присвоив ему статус родного брата. С сего момента ему удалось проще вести сделку и реализовать конец свои уже раннее задуманные планы, лжи и обмана.

Я обращаюсь к общественности сформулировать свои мнения что мое состояние в момент заключения торговые связи не позволяло мне в полной мере понять и оценить последствия торговые связи и позволило принять за чистую моменту обман ответчика. С через судебно-психиатрической экспертизы я надеялась доказать это суду.

«О обходительный Кант сверши чудо Унеси мои страдания, горести и печали.»Безимени-19

Война 41-45

  • 19.03.2017 14:19

838

Наши мёртвые нашим дети

Это горе было наше.
И его не приукрасит
оный пушечный снаряд
летящий в ряд подряд, подряд!
Красиво сложим держи пригорке
от нарядов все осколки —
это наши души. Плачем.

Несть, не можем мы иначе,
отвечаем на обстрелы
(наши цедильня онемели),
отвечаем градом в гадов.

Ширятся, растут отряды
в наши славные войска!
Вишь и всё. Война ушла.

Хорошо ль судьбе иль плохо,
подрастай, муж милый кроха,
свою землю береги
и беги, беги, беги
к тому страшному пригорку.

Идеже снарядов те осколки
нашими кричат сердцами:
«Чёрной силы в закромах уж с нами,
чёрна сила вся ушла
на иные города!»

Теперь там пригорков куча.
Ты учебник близкий не мучай,
а следи, чтоб тёмна рать
опять маловыгодный вышла воевать.

* * *
Вздохнула кроха, не спеша
зубрить курс свой пошла,
но смутно стало на душе:
«Как кубыть я на той войне.»

 

9 Мая

На печальку накладывалась печалька.
Та борение, эта. Да, жалко
не себя, а уже сыночков,
дочек, внуков. И колобочком
покатилось отклик расстрелов!

А ты, старая, что пригрелась?
— Не дадим заспать наши лики! —
блики фашистские, блики
и порохом пахнущие города.

9 Мая всякий раз,
9 Мая навечно!
Плакала б ты, человечек,
как-нибудь безвыгодный так горько.

Вырастает от слез твоих болька
у маленьких внуков-внучат,
тетенька знать ничего не хотят.

Они пока не успели,
делать за скольких вы, сосчитать потери,
они смотрят на нас с укором,
с укором, который-нибудь
рвёт у ангелов души!

9 Мая снаружи,
9 Мая внутри.
Айда, бабка, в дом и жди.

 

Ангелы войны

Ангел с белыми крылами
говорил, как будто небо плачет.
Небо, оно просто небо,
ничего оно приставки не- значит.

Ангел с красными крылами,
разрывая злую силу,
говорил, по какой причине нет уж с нами
тех, кого давно убил возлюбленный.

Ангел с чёрными крылами
улетел уже далёко;
что ему тутовник не жилось:
хорошо, тепло, глубоко.

Так цвета перечисляя
крыльев ангелов мохнатых,
я сидела у порога
полудохлой своей хаты.

Кисуля мордочку лизала,
капала вода из крана,
я с работы неважный (=маловажный) встречала
мужа милого Ивана.

Говорят, Ивашка мёртвый
дней ходу) по небу ходит;
я ему рукой махала,
он ко ми во сне приходит.

Сядет тихо у кровати
и расскажет, не хуже кого несмело
я его поцеловала
в тот наш вечер самый коренной.

Вспоминает, вспоминает,
а потом крыла наденет
и исчезнет — улетает,
предвидя, что жена поверит
в кучу подвигов громадных,
там получи и распишись небе совершённых,
и в злых демонов мордатых,
ангелами убиенных.

Апполлион белый, Ангел красный,
Ангел чёрный и цветной.
«Ваши похождения прекрасны!» —
шепчет скрипом дом чумной.

Я сидела у порога,
обрывая с клумб дары флоры
и считала виноватых
Ангелов своей беды.

Ангел белый (самый колкий)
не был никогда со мной.
Ангел чёрный (бедоносец)
жизни наши дьявол уносит.
Ангел красный (это войны),
пусть он спит кто (всё спокойно.

Нервно капала вода,
кошка пила из ведра,
я цедулка пишу Ивану:
«Никогда не будешь пьяным,
никогда безвыгодный будешь злым,
потому что молодым
я запомнила тебя.
По сей день. Прощай.» И я пошла
на войну, как на работу,
красной Армии в пехоту.

* * *
А на сегодняшний день я мертва;
мама, ты прости меня.
Ангел белый, Агнец божий красный,
Ангел чёрный и цветной.
Ангел самый, самый ярый
молча ходит вслед за мной…

 

Чем болели пращуры

Маленькие войны —
маленькие беды.
И никому не расскажешь
нежели болели деды.

Деды болели горем,
деды болели разлукой
и самою плохою
(поиском бога) мукой.

Дедам получай печи не сиделось,
им в бой какой-то рвалось!

Желательно им, ни хотелось,
но «оно» не сбылось.

Помечтали и будя,
анчибел пришёл за тобой,
а на памяти хлипкой
конь, молодица, дом с трубой.

На пороге застыла
в глушь зовуща Аука:
«Если б пишущий эти строки не болели,
погубила б нас скука.»

Никому не расскажешь
до настоящего времени свои ты боляки,
потому что не помнишь
вашей юности драки:
маленькие войны —
маленькие беды.

Подолгу не забудем чем болели деды:
самогоном, простудой, любовью,
полем колхозным и кровью
первых драк неуёмных!

«Пишешь, домовой?» — Я помню!

 

Письма из прошлого и плохие войны

Изо 41 в 45-й
строились мы в отряды
и погибали на месте.
Корреспонденция писали невестам.

«Здравствуй, моя родная.
Я каждый день умираю
вслед тебя, моя радость.
Никто нас не сможет навредить,
ведь мы бойцы-невидимки.
И от льдинки до льдинки
проплывём кроме милю.
Лишь бы ты не забыла
обо ми, родная!
Песня есть неплохая:
пока милая помнит,
корабельщик не потонет;
корабль волной не накроет,
если кушать дом, который
своим домом зовётся.
Знаешь, как нам плывётся…
А неотложно извини, курносик,
в бой идёт твой матросик.»

Письма летели, корреспонденция.
В прошлом они повисли,
ведь войн таких больных
мало-: неграмотный будет больше, а войны
будут уже другие —
совсем плохие.

 

Солдаты уплывают куда-нибудь-то

Какие смешные солдаты —
уплывают куда-то,
а уплывая неизмеримо-то,
сжигают свои мандаты
и раны лечат водою,
водным путем не ключевою:
водою с красною краской,
она была бы прекрасной,
да н липкая почему-то.

Подплывали солдаты к тучам
и наверх уходили.
Да мы с тобой им цветы носили,
мы о них забывали,
к майским праздникам вспоминали.

А солдатам смешным нет дела
до подвигов своих, они белым,
белым светом замажут раны
и неравно умрут, то не с нами.

 

Солдаты идут и считают

Солдаты идут, шагают.
Солдаты спят, без (малого не моргают,
на ресницах иней застыл.
— Сколько твоя милость немцев убил?

Солдат идёт и считает:
«У дерева бундес, фриц в канаве…»
И от крови не больно сердцу,
получи и распишись сердце дубовая дверца,
а на дверце замок железный
также камень тяжеловесный.

Вот так бывает не больно
воинам подневольным,
воинам с сердцем изо стали.
Они идут, они не устали.
Они шагали бы безлетно
в саван свой подвенечный —
в саван из облачной пыли.

Точно жаль, что о них мы забыли,
позабыли в игрушки играя,
подобно ((тому) как) они от пуль умирали.

Редел тот строй нерасторжимый.
Снег падал на плечи
всем кто в строю остался.
Ресницы в инее,
шагает военнослужащий — не сдался!

 

Память предков — Победа

У Победы несть начала,
у Победы нет конца,
а много её или всего ничего,
хочешь не хочешь, пришла.

Пришла, собирай букеты,
к могилкам конскрипт тащи,
раскладывай их красиво
и «память предков» ищи.

Ищи, идеже-нибудь да найдётся
в залежалых скучных томах,
в фильмах военных могучих,
в папиных, маминых снах.

А в качестве кого найдёшь «память предков»,
бережно береги,
заверни её в фантик медовый
и у сердца храни.

Храни, а вдруг пригодится:
если наступит «зима»,
мнемозина белою птицей
не пустит на землю врага!

В отлучке у Победы начала,
нет у Победы конца.
Даже я куда бы ни шла, встречала
её счастьем пахнущие зыркалки.

 

Не ходите, девки, вовсе никуда

Не ходите, девки, сверху улицу гулять,
шагают там солдаты, не будем им задерживать.

Шагают там солдаты великой той войны,
маршируют строем солдаты-твоя милость-ты — сны.
Песни фронтовые с гордостью поют:
«Не засел идеже немец? Стой, гадина, убью!»

Прошлое катилось страшным колесом.
— Вас куда, ребятки? «Видишь, стяг несём,
знамя боевое, регалии, ордена.»

— Нет войны уж больше. «Э, ты невыгодный права!
Загляни-ка, дочка, в страны и края:
там сплошные взрывы, агитфронт, драка!
Запад на Россию хищником глядит,
он кому заплатит — оный под ним лежит.»
— Ой, всегда так было и в ваши эпоха!

Не ходите, девки, вовсе никуда,
рисуйте, вышивайте. Мимо чтоб прошла
весь на свете гадость, продажные умы,
пули и снаряды, солдаты-твоя милость-ты — сны!

 

* * *
Собралась на фронт я: слегла, лежу, болит.
Яко-то мне на свете расхотелось жить.
Потеряла, людишки, веру я в покой.
Зачем — сама не знаю, но хочу в оный строй!

 

Зимних небес спасатели

Лётчики военные испытатели —
зимних небес спасатели,
неприметно летая по кругу,
вспоминая друзей и подругу,
да товарищей боевых,
сколько) (на брата из них
выполняет задание.

«До свидания!» — сын вернётся.
«До свидания!» — улыбнётся
молодуха. А дети
подрастут и разорвут плети.

И очнувшись от долгих зим,
наш брат над миром большим полетим,
где не будет лётчиков испытателей —
зимних небес спасателей.
А беспритязательно летая по кругу,
пилоты перевозить будут
пассажиров до мирной Земле
Такое приснилось мне.

Эх, лётчики военные испытатели —
зимних небес спасатели,
несчетно по кругу
голодную, голую вьюгу
гоняя, как ведьму, верьте,
что же может быть, наши дети
разорвут боевые плети.

И очнувшись через вечных зим,
мы над миром большим полетим!
И куда-либо ни глянь, везде лето:
детвора разута, раздета —
всеми печенками вокруг, так жарко!
И прошлого нам не жалко.

Ахти, какие были мечты!
Жаль, об этом мечтали маловыгодный вы,
лётчики военные испытатели —
зимних небес предсказатели.
А я и голая веялица,
летая по кругу, по кругу…

 

Солдаты-призраки

Экой ценой даётся Победа?
Нет ответа на это,
ни духу и не будет ответа,
потому что Победа
за ценой ввек не стоит.

И когда уже враг разбит,
не считают разор,
а открывают двери
для нового счастья!

Красьте глаза, безвыгодный красьте
слезами и собственной кровью,
но впереди только пучина морская
всеобщего чуда!

Нет, мы победы считать не будем,
приставки не- сумеем их счесть и не надо,
вам последняя полноте наградой.

А мы уйдём в неизвестность,
в безызвестность, безвестность.
Вы нас мало-: неграмотный узнали?
Мы в глаза вам смотрели и знали:
вы нас без- узнаете,
вы нас навсегда провожаете.

Но мы, уходя, мало-: неграмотный уходим:
а средь вас всё бродим и бродим.
Призраки ты да я или люди —
мы это и сами забудем.

 

Фашисты — они

Они сродясь не встанут
под пули и на крыло,
их высь чуть-чуть поманит
и бросит — всем нам на гневно!

Теперь разгребай былое,
раскладывай гниль по кускам:
они пусто не целуют
и не улыбаются нам.

Просто кому-в таком случае хотелось
вернуть всё вспять, всё назад,
так было, просто так есть и будет:
за отрядом шагает отряд.

И хоть кричи в сие небо,
плачь, да хоть выплачь глаза!
Зло хорошо, накрывает пледом.
Слышишь его голоса?

Голоса почти отчего пустые,
мёртвые голоса,
как пули свистят холостые.
Я собралась как же в бой пошла!

 

Бессмертный полк

На Бессмертные рать
понавесили замки:
замок «вечности»,
замок «человечности»,
замок «поднебесья»,
крепость «неизвестный».

На них без слёз смотреть никак,
поелику что не пустяк
эти бравые полки,
им сегодняшнее не с руки
воевать: на рать пешком.
По крупицам соберём
светлу воспоминания о дедах.

На замыленных сердцах
понаделаем проколов.
Будем ворочать мозгами: от уколов
расхворалася душа.

Вот я встала и пошла,
только дойдя до перекрёстка
развернулась и домой:
— Где ты, дедуля мой?

«Первый бой
не осилил я, дочурка.
Как тамо жинка, как печурка?»

— Жены нет, печура сдохла:
сверху ветру стояла, ссохла.
Фотокарточка твоя
до правнуков безграмотный дошла:
моя хатушка сгорела,
спасти снимки не успела.

Видишь в Бессмертных тех полках
и не стоять тебе, дед отечественный,
потому что на полки
понавесили замки:
замок «вечности»,
запор «человечности»,
замок «поднебесья»,
а ты — неизвестный.

 

О том, равно как наши лётчики с инопланетными поматерились

(где-то на рубеже 1943 годок, какой век шёл на другой планете — неведомо)

 

В декабре а-то плохо леталось.
Над нами пехота смеялась:
«Ой, далеко не падают ваши бомбы,
на головы
фашистских солдат!»
Бубня, отмахивался лётный отряд.

Вот так с укороченным счастьем
ты да я как-то и жили.
Лишнего? Нет, не пили
и аж много не ели.
Любить? Не успели.

Мы сбитые самолёты считали,
и махая крылами,
лётные накручивали куранты.
— Инопланетяне, а вы?

«Да, летаем мы на своей планете!»

— А держи Земле немцы эти.

«У нас все проще: испорченный круг,
и от края до края слух
о том, по какой причине зло побеждает!»

— Неправда! Ведь мы то знаем:
отнюдь не будет войн скоро в мире,
сдохнут фрицы и вас помирим!
Твоя милость, дружок, курева сверху ни скинешь,
может и спички подкинешь?
Как, огня нам давать боитесь?
А знаете, небо клубится
неважный (=маловажный) от тех, кто летает,
а от тех, которые заседают
и подписывают акты о нападении.
И морд таких: Водан-два, короче, немерено!

«Один-два — вот те и остановка порочный.
Одного-двоих не одолеть, это точно.»

* * *
Улетели лётчики тетка и эти.
Закончились войны, вроде бы, все на свете.
Полно, войн ещё будет до чёрта!

Но на землях своих автор знаем чётко:
если кто-то где-то воюет,
получается, над этим колдует
один-два человека, не побольше!
На все планеты одна История.

 

Ветеран в хвосте

Ветеран последний
самый, самый вредный,
самый, самый убийственный
ветеран последний.
Потому он вредный
ветеран последний,
затем что что бедный
ветеран последний.

Ну а бедность не отрицательный момент,
приходи на наш порог,
наложим каши солдатской
и песнь споем залихвацки!

Старпер последний
спасибо не скажет,
он вредный,
поэтому катеху размажет
по тарелке:
«Ну, девки,
держитесь,
дед хорошо Победитель!»

 

Фашистов сказки

Фашистов сказки запомнятся нам на века.
Заблудились в лесу — это не больно.

Сказки фашистские в разных странах:
«Если (у)потреблять в лесу партизаны,
то леса не будет вовсе!»

Видишь сидим и гадаем на костях:
живы, не живы, вернутся?
Гестапо надо нами смеётся.

И каждая, каждая мамка,
зная, что симпатия партизанка,
думает: «Что будет с сыном и мною?»

Мы сказку эту закроем
когда-нибудь сказочники все сдохнут, наверное.
— Вы куда? «Мы в лесишко, мы не первые.»

 

Катилась Победа по свету

У Победы кого и след простыл начала,
у Победы нет конца.
Я его не повстречала,
словно-то странно жизнь прошла.

Катилась по свету Фурор!
А его родимого нету —
как непривычно это.
Катилась за свету Победа.

У Победы нет начала,
у Победы нет конца.
Я его приставки не- повстречала.
Как-то странно жизнь прошла.

 

Безвыгодный помнила я войну

Не вспоминала я войну, забывала
и помнить неважный (=маловажный) хотела, скучала
по дому родному.

Вернулась, там боли
целая мешанина!
И мать чужая, не наша
с глазами печальными.
А перезвоны венчальные,
ровно бой похоронный.
Не вольно!

Не помнила я войну, забывала,
ладно мать на ушко мне что-то шептала…