Литературный портал


Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the С музой по жизни category

Из цикла «Не хочется спешить» продолжение 1

  • 27.06.2017 19:57

strojka

Благовоние «Красной Москвы» -

середина двадцатого века.

Время – «после войны».

Промежуток времени движется только вперёд.

На углу возле рынка –

С весёлым баяном кривоножка.

Он танцует без ног,

он без голоса песни поёт…

Сие – в памяти всё у меня,

У всего поколенья.

Мы друг друга в толпе

Слегка коснуться чего легко узнаём.

По глазам, в коих время

мелькает незваною тенью

И сообразно запаху «Красной Москвы»

В подсознанье своём…

 

* * *

Голос эпохи изо радиоточки

Слышался в каждом мгновении дня.

В каждом дыхании – вплоть и прочно,

Воздух сгущая, храня, хороня

 

В памяти - времени лики и блики,

Отражение которых очнулось потом

В пении, больше похожем на крики,

В радости с нечеловечьим с лица.

 

* * *

Я жил на улице Франко,

И время называлось «Детство»,

С 20-й школой точно по соседству.

Всё остальное – далеко.

 

Взлетал Гагарин, пел Муслим,

«Заря» с Бразилией играла,

И, вроде бы ручка из пенала,

Вползал на Ленинскую «ЗИМ».

 

В «Луганской правде» Бугорков

Писал оборона жатву и про битву.

Конек Пахомовой, как бритва,

Вскрывал резную скелет годов.

 

Я был товарищ, друг и брат

Всем положительным героям

И лучшего мало-: неграмотный ведал строя.

Но был ли в этом виноват?

 

Оно наивность и весна

Шагали майскою колонной,

Воспоминаньям свет густо-зеленый

Дают другие времена.

 

Я жил на улице Франко

В Луганске – Ворошиловграде.

Я отразился в чьём-так взгляде

Пусть не поступком, но строкой.

 

А минувшее кружит в вышине,

Перемешав дела и даты,

Как будто предвидя, что когда-то

Навек останется во мне.

 

* * *

Упавшее бог давит на плечи,

И мне оправдаться пред будущим нечем.

Цепляясь следовать небо, я падаю тоже.

И только земля провалиться не может.

 

И, превозмогая чужое бессилье,

Я в убийство раздираю не руки, но крылья.

 

* * *

Растекается, плавясь, невыгодный прошлое время, а память.

Не на глине следы – в слезах, на снегу, на песке,

Их смывают свободно злые будни, как будто цунами.

И парит в небесах, налегке может ли быть на волоске,

 

Отражение эха, улыбки, любви, трибунала…

Парирование правды в сухих, воспалённых глазах.

В этом зеркале времени мнемозина почти что узнала,

Как мутнеет от страха кому суждено, и как прахом становится страх.

 

* * *

Как живётся? – В контексте событий.

И, наверно, в контексте тревог,

Наслаждаясь луною в зените,

На правах мерцаньем чарующих строк.

 

Как живётся? – С мечтой о Карраре,

Несмотря на то, что труха, -

Повсеместно, не только в амбаре.

И только шаг – от любви до греха…

 

Но, взрывая нелепые будень,

Прорываясь сквозь дни и века,

И сквозь слёзы – любовь неподсудна,

И, как бы стих, иногда высока. 

 

* * *

Тёплый ветер, ни дать ни взять подарок с юга.

Посреди ненастья – добрый знак.

Как рукопожатье друга,

Во вкусе улыбка вдруг и просто так.

 

Жизнь теплей только лишь на дыханье,

И длинней - всего лишь на него.

Облака – через встречи до прощанья,

И судьба. И больше ничего.

 

* * *

Любое своё – лишь в себе, в себе,

И хорошее, и плохое.

В этой жизни, подобной борьбе,

Знаю верно, чего я стою.

 

Знаю точно, что всё пройдёт.

Весь век пройдёт и начнётся снова.

И в душе моей битый лёд –

Не более того живительной влаги основа.

 

* * *

Подожди, душа моя,

Слышишь, бит струится,

То ли грусти не тая,

То ли, что ночная птица,

 

Превращая ремесло

В Божий дар и вдохновенье,

И мгновенье, почто пришло,

Поднимая на крыло,

Вслед за прожитым мгновеньем…

 

* * *

Ожиданье чуда, не хуже кого любви,

Ожиданье счастья, как прозренья.

Кажется, что лишь только позови –

От спасенья и до воскресенья

 

Пролетит пора, словно миг,

В отраженье звёздами врастая…

Вслед за ней парю в глазах твоих,

Хотя бы чудес давно не ожидаю.

 

* * *

Душа моя, ми хорошо с тобой

И плохо без тебя.

С тобою даже сеет(ся) другой –

Ведь он идёт, любя.

 

Сквозь сии струи дождевой воды

Мне слышится твой смех.

В раю иль возьми краю беды -

Мы далеки от всех.

 

* * *

Гудки локомотивов маневровых,

Ночная перекликание поездов

И мыслей, от бессонницы суровых,

Как путешественник и командор Седов…

 

Да в мыслях, что суровы только внешне,

Вопросов вязь, надежды и мечты.

И кр друзей, и лица их, конечно,

И много ещё разного. И твоя милость.

 

* * *

Не слова, не отсутствие слов…

Может состоять, ощущенье полёта.

Может быть. Но ещё любовь –

Сие будни, болезни, заботы.

 

И готовность помочь, спасти,

Деться в момент, когда худо.

Так бывает не часто, учти.

Же не реже, чем всякое чудо.

 

* * *

Самолёты летают реже.

Всего лишь небо не стало чище.

И по-прежнему взгляды ищут

Большой свет любви или свет надежды.

 

Самолёты летят по части кругу.

Возвращаются новые лица.

Но пока ещё душа стучится,

Мы с тобою нужны друг другу. 

 

* * *

И понятие, как поцелуй, короткий,

Но, всё ж, пронзающий насквозь,

И видение стремительной походки,

И ощущенье, что «всерьёз»…

 

И тонкий немного, как стих Марины,

Сквозь одиночества печать…

И жизнь – вроде клинопись на глине,

Где мне не всё судьба понять.

 

* * *

Опять всё мелочно и зыбко,

И все возня – об одном.

И лишь случайная улыбка,

Перевернув в душе вира дном

 

Всё то, что мыслями зовётся,

Отвлечь способна и завлечь,

Чтоб снова Пушкинское солнце

Смогло взрастить прямую фраза.

Из цикла «Не хочется спешить…» начало

  • 23.06.2017 21:35

strit

Прогнать…

Отдать,

Получить,

Накормить.

Сделать…

Успеть,

Дотерпеть,

Не слететь.

 

Жизни вибрирует тонкая нить,

Бьётся, как сосудик на горле паяца.

Выжить,

Найти,

Не забыть,

Приставки не- предать…

Не заклинанье, не просьба, не мантра.

Будущее всё снова начнётся опять.

Это – всего лишь заданье возьми завтра. 

 

 *      *      *

Лежит будущность, как общая тетрадь,

Где среди точек пляшут запятые,

Идеже строки то прямые, то косые,

И где ошибок ми не сосчитать.

 

Бежит строка в дорожной суете,

И я, (то) есть Бог за всё, что в ней – в ответе.

А в небесах рисует строки ураган.

Он в творчестве всегда на высоте.

А у меня сквозь мелкость страстей,

Невольную печаль воспоминаний

Таранит, разбивая жизнь для грани,

Строка любви, парящая над ней

 

 *    *   *

Было и все прошло. Но не бесследно.

Память, словно первая любовь,

Избирательно немилосердна,

Окунаясь в ребячество вновь и вновь,

Падая в случайные мгновенья,

Где добром отсверкивает неприятность…

Счастьем было просто ощущенье,

Что осталось больше, нежели прошло.

 

 *      *      *

Удовлетворительно не изменилось,

Только время растворилось,

И теперь течёт нет слов мне.

Только кровь моя сгустилась,

Только крылья заострились

Меж лопаток в спине,

И лечу я, как во сне.

Как цыганка нагадала:

Всегда, что будет – будет мало.

Быть мне нищим и святым.

Идеже-то в сумраке вокзала

Мне дорогу указала.

Оглянулся – лишь только дым.

Где огонь был – всё дымится.

Крыльев в отлучке. Но есть страница,

Вся в слезах. Или мечтах.

Получай странице чьи-то лица.

Небо, дым,

А в небе пернатые,

Лица с песней на устах.

Ветер временем играет.

Ветр кровь

Мою смущает

Наяву или во сне.

Гарсон с узкими плечами,

Парень с хмурыми очами –

Я не в вас. Же вы во мне.

Мы с лопатой на ремне

Маршируем держи ученье,

Всё слышнее наше пенье.

Мы шагаем и поём.

О красавице-дивчине,

О судьбе и о калине,

И о времени своём. 

 

 *     *     *

Я неважный (=маловажный) знаю, за что и как,

Я не знаю, зачем и идеже.

Но сияет небесный знак,

Отражаясь в земной воде.

 

И летит средь прочих миров

Мой, ничтожный, прекрасный, родной.

И скрепляется кровью жилище,

И вопрос, как крыло за спиной.

 

Из книги «Сигналы ветров» продолжение

  • 15.06.2017 22:21

signl vetrov 2

Родительница, я помню шторы

Серые с крупным цветком,

Тёмно-малиновой розой

И безоблачный свет за окном.

 

Ещё вспоминаю стены

С зелёной известкой держи них...

Наверно хорошее время

Было для нас двоих.

Я помню, точно ты улыбалась,

Движения глаз и губ.

И кажется, я смеялась,

Же в памяти стёрся звук.

 

А мир был таким доступным

И не задавайся, чем три рубля!!!

И мне было так уютно

Опушать на руках у тебя.

27-28.05.2004

 

***

Домики, домики, крыши двухскатные

Вас так похожи, но всё-таки разные.

Это без- схожесть больших городов,

Многоквартирных и затхлых домов.

 

Вам, как отдельное чьё-то лицо,

Где-то чище забор и крыльцо,

Где-то цветы на окошках стоят,

Очки - и те за себя говорят!

 

Но среди вам есть (не всем же везёт)

Кто, покосившись гляди-вот упадёт.

В каждом изъеденном старом бревне

Можно просмотреть о нелегкой судьбе

 

Крыши у них, как дырявый сударь

Ветхой старушки, которой годок,

Может быть, меньше осталось предварительно ста...

Вот она, Родина, наши места.

16-17.2004

 

***

С неба славный упала

И озарила светом,

То, о чем сердце знало,

Мыслительные способности маня ответом.

 

Должен был крик родиться,

Что-то сокрушил бы небо!

Но его скрыла птица

По (по грибы) пеленою снега.

 

И темнота лечила

Зренье глухою слепью,

Слышно в духе жизнь бродила

Рядом с подругой смертью.

 

И немота прорвалась

Быстрой, бессвязной речью,

Почему бредом в ней сплеталось? -

Знает метель над степью.

22.01.2004

 

***

Марине Цветаевой

Райнеру беспричинно целая поэма,

А Есенину всего четыре строчки.

Эх, Марися, как не разглядели

Гения в крестьянской оболочке?!

 

Ваша милость, из тех, кто так стремится к небу

Умудрились пропустить собрата.

Когда жил, для Вас он будто невыгодный был

Он при жизни стал для Вас утратой.

 

Вследствие этого наверно, эти сточки

Так нескладно на бумагу сели...

Эх, Муся, как Вы проглядели

Гения в рязанской оболочке?

3.02.2005

 

***

Памяти Владимира Высоцкого

Пока что день запретных тем,

Давайте подставляйте

Вы уши-души. Зачерствелость тел

Вы водкой разбавляйте.

 

Сегодня день оббитых стен,

Искусственного света.

Теперь день колючих вен

Ушедшего поэта.

25.07.2007

 

Судьбе

Верни нам Виктора, Рок судил что,

Хотя бы раз ты сделай чудо!

Взамен его возьми меня,

Во всяком случае он-то больше миру нужен!

 

Возьми мои конец двадцать лет,

Добавь их к тем, что Виктор прожил.

Пусть себе на здоровье он вновь увидит свет

И ветер пусть почует кожей.

 

Гитару в пакши пусть возьмёт

И струны с голосом сольются...

Пускай как вовремя Цой поёт,

Судьба, ну дай ему вернуться!!!

7-8.11.2001

 

Читая Лермонтова

Читаю мрачные слова

Давно ушедшего поэта,

Свои увядшие черты

Мне по (по грибы) окошком строит лето.

 

Не знаю, как, случаем в тон

С его стихами попадает

Листвы поблекшей перезвон

И слякоть, который холодает.

 

Несовпаденье лишь в одном -

Душа, когда-нибудь она страдает,

Как у него, горит огнём,

А лето упрощенно умирает.

27.08.2004

 

***

Вороные мчатся кони

С белой звёздочкой сверху лбу.

Вольный бег их в чистом поле

Предвещает ми беду.

 

Недалёко сине море

И последний мой пирс...

Пресноводное, родное,

Здравствуй, озеро Байкал.

 

Чую суббота я свой последний,

Море душу заберёт...

Крест серебряный нижний

Атеиста не спасёт.

15.06.2002

 {gallery}signl_vetrov{/gallery}

Цвела волшебная сирень

  • 12.06.2017 20:32

besedin

Цвела чаровательница сирень.

Луна огромная сияла.

Вода светилась в Ангаре,

Шёл вертушка к зданию вокзала.

 

Пути в мерцающих огнях,

Пьянящий амбре соцветий.

Больными струнами звенят

Стальные, рельсовые плети.


В пространстве – гам предгрозовой,

Раскаты электрогитары.

Галактика над головой,

Горят далёкие Стожары.

 

Вариативный, неверный свет.

Дыхание полночной бездны.

В непостижимом колдовстве

С пустоты рождалась песня.

 

Кружится, вьётся звёздный вереница

Поёт о счастье недоступном.

И лунный диск над Ангарой

Вращается шаманским бубном.

 

А движок билось всё быстрей,

Перебивая ритм словесный.

Хотелось исчезнуть, исчезнуть

И раствориться в серебре.

 

2

Иркутск. Пылающее лето.

Асфальта серая жара.

Чуть только в дымной глубине проспекта

Прохладой дышит Ангара.

 

Открыты в магазинах двери,

Позже толчея и духота,

Обыденная суета.

Сирень синеет в пыльном сквере.

 

Коллажист продаёт картины.

В киосках музыка хрипит.

Народ толпится у витрины,

Большая стогн кипит.

 

На крышах – солнечный огонь,

Держи стёклах – золотые блёстки.

Не замечают никого

Водители бери перекрёстке.

 

Так день ликующий и дивный

Проходит в хлопотах пустых.

Тихонько сыплются рябины

Зеленоватые цветы.

 

3

В бесконечной текучке забот

Сообразно инерции скучно живёшь.

А над городом туча плывёт,

Льёт негаданный, солнечный дождь.

 

Заиграл изумрудами сквер.

В птичьем пении – новобранец азарт.

Одуванчик в зелёной траве

Распахнул золотые глаза.

 

Чуть только прислушайся, лишь посмотри:

Летний день лучше всяких наград.

Светит радуга, кружится земляная ласточка.

Неумолчно поёт Ангара.

 

4

Вновь пятница пришла, язык бежал на дачи,

Котомки прихватив, навьючив рюкзаки.

Округ солнца – белый дым сгущался, стало жарче,

Спасало всего только одно - дыхание реки.

 

Ещё цвела сирень - восточная портельщица,

Сжигала лепестки сибирская жара.

Обыкновенный день, 30 июня.

Хрустальною водою играла Ангара.

 

Трещала голова от запаха бензина.

В истопленный асфальт вонзались каблуки.

Раскручивался ритм, как сжатая двигатель.

Свинцовые слова в плену стальной строки.

 

Рёв мчащихся машин, ребёнка грай капризный.

И тополиный пух назойливо кружит.

Безумно яркий огонь, дрожащий, в синей призме.

Пронизывают ширь кричащие стрижи.

 

Оконные лавка топазами горели.

У золотых церквей пылали купола.

Сказал Вотан индус: «У вас тепло, как в Дели».

Южный Иркутск его околдовал.

 

Над гулом городским и по-над автодорогой

Мелодия лилась свободно и легко,

И в ней была страстишка и в ней была тревога.

И звонко пел Билан: «О «Never Let You Go»».

 

Чародейный, дивный альт почти никто не слушал.

Лирический желание привычно заглушив,

Забылись в суете потерянные души,

Безмерно долгий суббота, спешащие прожить.

 

Но продолжался день, и песня никак не кончалась.

И верилось всегда, что будет жизнь светла.

Кедровый море шумел на берегу Байкала,

В заброшенном саду сирень маловыгодный отцвела.

 

5

Шумит листва, звенит роса.

Созвездий глаза.

Проснуться, выйти в чёрный сад

Безлунной ночью.

 

В объятьях сладкой темноты

Деревья рукой подать.

В кустах мяукают коты,

Скрипит веранда.

 

Реки и ветра болтание

Под шорох гальки.

Зажёгся белый метеор

Огнём бенгальским.

 

Возлюбленный пролетел под звёздный джаз,

В полнеба вспыхнув,

Потом рассыпался, искрясь,

Подина облепихой.

 

Твердит изменчивый мотив

Ночная мгла.

Числом диску Млечного

Пути Скользит игла.

 

6

Цепь облаков уплывающих,

Соль восходит так скоро.

Россыпь росинок мерцающих

В синих цветах водосбора.

 

Гук бирюзового паруса,

Ветер играет в кедровнике.

Утро, проснулся и радуйся

Жизни, который свыше дарована.

 

Жить, не считая мгновения,

Чайкой висеть на просторе.

Песней звучит в отдалении

Рокот священного моря.

 

Оборвалось недосказанным -

До сей поры, что волна говорила нам

И рассыпалась алмазами,

Зыбкими хризобериллами.

 

Атмосфера вдыхаю смолистый

И наслаждаюсь свободой.

Чувством и мыслями слиться

С ветром, с волшебной природой.

 

Приклонить слух сердцем внимательным,

Всё, что таится в эфире.

И растворится в мечтательном,

Аквамариновом мире.

г. Иркутск

Сигналы ветров

  • 10.06.2017 18:34

signl vetrov 

Сигналы ветров

Пишущий эти строки имеем врождённую слабость,

Мы умеем читать между строк.

Нас хотят и хотели внести исправления,

И дают нам отравленный сок.

От него мы лишь лишь смеёмся,

Пьяным смехом на хмарь облаков…

А с похмелья да мы с тобой снова упьёмся

Из лесных небольших родников.

И пойдём, точь в точь со сканером в душах,

С проникающим зреньем зрачков,

Когда политично настроенным слухом

Мы уловим сигналы ветров.

12.08.06.

 

***

Лягу в подмороженную землю

В ожиданьи снега вверху.

Возгласу родных давно не внемля,

Стану ждать Великую Весну.

Породнюсь с бедою прелых листьев

И метелью крыши замету,

По мнению просторам пронесусь чуть слышно,

Не воспев собою красоту.

17.08.06.

 

***

Гранецентрированный кубок пустоты –

Опять меня им обнесли.

Кому-ведь дали вот в шестнадцать -

Не знаю, плакать ли, покатываться со смеху?..

Среди бесчисленных «держись!»

Один лишь кваканье манит в высь.

С такой надеждой и тоской…

Один с всех зовёт домой.

21-22.08.06.

 

***

Песня на кончиках пальцев

То ли дело, чем в голове.

Солнце с сияющим глянцем

Лучше в зелёной листве.

Дольний мир от настольной лампы

Лучше всего зимой.

А из последних станций

Легче, когда домой.

2.09.06. 

 

Россия

Под толщею жирных пороков

И с пьяною вдрызг душой

Лермонтова-страна пороков,

Ещё не рождённых Землёй.

Христы до сего времени придут отсюда

И Будды родятся здесь.

Россия – великое красота!!!

Так было, так будет, так есть.

18.09.06.

 

***

Твоя милость думаешь, что причинил

Зло мне?

- Нисколько.

Ты без труда меня отпустил

Немного пораньше

К Солнцу.

Ты погубил себя,

В себя уничтожил Вечность.

В этом твоя беда,

В этом твоя легкомыслие.

23.11.06.

 

***

Тяжесть Мира –

Это тяжесть атмосферного столба,

Остальное – зоокумарин кефира

В банке свежего молока.

Яд внутри,

Как осколки сознанья,

В ложной мудрости венца…

Но, смотри,

Твои старанья

Никак не испортят свет луча.

30.12.06.

 

***

Открылся голос, было недоброжелательно,

Темно, но свет слепил глаза.

И он звучал! Звучал, якобы колокол:

«Твоя дорога в никуда

Ты канешь в Лету, равно как все многие…»

Но звёзды падали в ладошка.

Слова звучали очень строгие,

Но в них горел и грел сияние.

7.01.07.

 

***

Отбитые почки, шутя, приросли

К замёрзшему дереву и распустились.

Я помню, я встали, куда-то пошли.

Куда и зачем? Может, сие приснилось?

Но вряд ли… сквозь тёмно-светло-сиреневый цвет

Пульсировал луч из чужого пространства

И кто-в таком случае вдруг понял, что нас больше нет…

В данное время мы вне времени, боли и хамства.

Но мы и помимо солнца, свободны, как ноль,

Мы меньше тепла, только мы больше фотонов.

Но не доросли мы предварительно звания соль –

Мы снова на старте ночных перегонов.

29.04.07.