Литературный портал


Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the Рассказы category

Метро

  • 25.06.2017 11:43

Ехав в дорога), восьмидесятилетний старик задумался.
Он не заметил, как в вагоне к нему подсел капельный пассажир, это был – мальчик лет семи, смугловатый с лица, но с радостным выражением лица. Их взгляды пересеклись, мальчуган достал из кармана конфету и сказал:
-Это вам, пусть вы не грустили!
-Благодарю – сказал пожилой мужчина
-Много вы едете? – пролепетал ребенок
-На конечную станцию – с грустью сказал дедулечка
-А я держу путь вот сюда – сказал мальчик и показал пальцем держи парк аттракционов.
Посмотрев в окно и увидев там свою остановку, мальчишка обрадовался и с нетерпением выскользнув изо метро, побежал на встречу с друзьями. Но, не глядев себя под ноги, мальчик запнулся и ударился головой о бордюрчик. Ни один черт его не замечал, у всех были свои заботы: Проблемы с финансами, супружеские обуза… А те кто видели его, смеялись. Стало непомерно поздно.
А дедушка, смиренно опустив голову, дальше поехал в свою конечную станцию.

Дневник убийцы.

  • 31.05.2017 00:28

Манипуляция происходило в Лондоне в 19 веке. Этот город был известный своей мрачностью и красотой. В 19 веке был огромный шум преступности, более 100 тысяч человек в городе зарабатывали занятиями криминального, нелегального река аморального свойства. Ежегодный размер краж составлял 2 млн. фунтов, профессиональных воров отсюда следует так много, что появились «опасения, смогут ли органы правительство сдерживать их в определённых рамках» . Не смотря на большое величина воров и мелких хулиганов, в городе были преступники куда страшнее, сие были убийцы, насильники и маньяки. Я расскажу вам историю об убийце с Лондона по имени Ричард.
Ричард жил на одной изо известнейших улиц под названием Бейкер-стрит. Известна симпатия тем, что на ней расположен музей гениального сыщика всех времен и народов Шерлока Холмса, созданного невыгодный менее гениальным автором Артуром Конан Дойлем. Наш божок жил на хорошей улице ,на улице не населённой беднотой. У Ричарда был своя лавка с одеждой , которая приносила ему неплохую понт , так как с соседних приличных улиц всегда находились дамы которые были готовы после бренд отдать не малую горстку монет из кошельков своих мужей. А не всё было так хорошо как могло виднеть(ся) на первый взгляд. Если окунуться в более запушенные улицы , забытые богом под своей смоковницей и районы. Можно заглянуть в Ист –Эндра, восточной части города , населенной беднотой. Питание застаивается на узких и грязных улочках, течет так медлительно , что трудно даже определить , какое на дворе десяток. На местных жителях лохмотья , по которым трудно взвешивать о моде, а от холода и голода бедняки дрожали точно эдак же и десять, и двадцать лет назад.
Ричард не имел друзей и родных, нана умерла от болезни когда ему было 12 полет, в 21 умер и отец, шедший зимой с кабака домой, да упал и замёрз насмерть, он ни как не был в состоянии смериться со смертью матери Ричи, и на протяжении многих парение заливал своё горе алкоголем. После его смерти Ричи попало (по первое число) «наследство» на которое он смог открыть свою лавку и заняться жить своей жизнью. К 36 годам у Ричарда появилась хворость под названием «диссоциативное расстройство идентичности» ,если же ликвидировать эту болезнь в простой язык- раздвоение личности, с этого и началась его курьез.
На улице был октябрь двадцать четвёртого числа, дней был пасмурным и холодным. Ричи отправился в свою лавку которая находилась в 20 минутах с его дома, чтобы проконтролировать как работает его правая рука Йозеф . Йозеф был обычным парнем из бедной взяв семь раз, готовый работать за гроши сутками, что естественно устраивало нашего героя. А там обхода своей лавки Ричи как всегда зашёл в кафе-кондитерская на уголке улицы, он любил брать горячий черноволосый кофе и выходя на улицу , садиться за столик и покуривая сигару пасти за городом, за его жителями, что несутся согласно своим делам не замечая ничего вокруг, что с серости и холодных красок города, люди стали такими а.
Через неделю Ричард начал чувствовать сильные головные боли и провалы в памяти, сие его очень напугало и он решил показаться лекарю. К его удивлению лекаришка ничего не обнаружил, лишь посоветовал герою поменьше тревожиться. Ant. находиться в состоянии покоя и соблюдать постельный режим. Через две недели состояние Ричи гораздо ухудшилось, он начал забывать что он делал вечор или даже два часа назад, головные боли неведомо зачем же не проходили, так же его настроение так резко поднималось, то падало до нуля. Восемнадцатое ноября, девять часов вечера, Ричи решил слегка прогуляться по улице и немного успокоиться. Болтаясь по тёмным улицам Лондона возлюбленный зашел в переулок где стояла смертная тишина. Вдруг симпатия услышал крики и просьбы о помощи , он двинулся на журчание и увидел как очередной пьяница угражая ножом просит денюжка бедняка. Странно но у Ричи и мысли не было помочь бедолаге, возлюбленный смотрел и ждал дальнейшего хода событий. Вор перерезал гирло ножом мужчине и забрав его кошелек с малой горсткой фунтов, скрылся в темные улицы Лондона. Нашего героя переполняли необъяснимые чувства, ему было мурашки по коже ползают, жаль этого парня, но ни одной мысли о томик, что бы он мог сделать чтобы избежать убийства.
Вернувшись домой с дрожью в ногах он лег в свою большую шлямка и укрывшись не менее большим одеялом начал думать о произошедшем случаи нет слов время ночной прогулки. После нескольких часов размышлений спирт всё- таки закрыл глаза. На следующие утро словно ни в чём ни бывало он проснулся и начал сосредоточиваться на свой «обход» своей лавки. В ходе сбора спирт заметил странные вещи, входная дверь была не заперта и кони были измазаны грязью и промокшие насквозь, очень странно, подумал некто, ведь придя вчера с столь ужасной прогулки я заперся сверху все замки, и ботинки я протирал, всё это казалось странным Ричарду. Безграмотный смотря на все свои догадки он скинул всё-таки на свою болезнь которая уже казалась ему в порядке вещей, да вот что ещё более странно , головной боли мало-: неграмотный было, и настроение не прыгает от большего к малому. Сделав объезд своей лавки, Ричи заглянул во всё тоже видеокафе на уголке улицы, взяв в одну руку чёрный напиток бодрости, а во вторую свежую газету, которую принялся читать с интересом. В пирушка газете к несчастью были написаны одни ужасные события, аминь та же преступность , та же бедность и тот но мрачный и серый Лондон виднелся на обложке газеты. Хотя вдруг он увидел куда более ужасную статью,”Этой ночным делом произошло зверское убийство трёх женщин и двух мужчин , до сего времени жертвы найдены с перерезанным горлом, но с нетронутыми кошельками и одеждой”. Ричарду показалось сие странным, ведь какой вор не пошарит по карманам трупа? Держи следующий день после пробуждения он опять заметил открытую дверца и грязные ботинки с порванным и измазанным чем-то красным своё крылатка, он не переставал утешать себя, что это по сей день его болезнь, большие провалы в памяти. Все так а в привычном кафе, он взял газету и начал ее скандовать, увидев статью “Этой ночью зверские убийства повторились, держи этот раз были найдены семь трупов с перерезанным горлом, добро жертв так же оставалось при них, убийцу затормозить не удалось, орудует он исключительно в ночное время суток, ходатайство граждан не покидать свои дома после девяти часов вечера” Ричи невыгодный на шутку испугался и решил прислушаться к просьбе в газете, невыгодный покидать свой дом после девяти вечера. Придя восвояси Ричи заметил странные маленькие пятна похожие на деньги, начинались они с прихожей и шли до самой кровати. Пройдя вслед за за пятнами, он увидел что капли зашли перед кровать, он опустил свой взгляд под кровать и обнаружил исполинский окровавленный нож, с которого еще капала холодная темно красная экстравазат. Он с ужасом схватил нож и как молния в его голову ударили однако воспоминания, все события произошедшие за эти две кровавые ночи. Спирт вспомнил, как пришел на то место, где спирт увидел убийство человека в первый раз, вспомнил, как взял с лицом наточенный кухонный нож, как перерезал горло каждому кого видел получи своем пути, как испытывал удовольствие, когда из горла жертвы брызгала светлая, красная и теплая порода. Ричард был в ужасе он происходящего, его тело любое трясло, он не мог сказать ни слова, был в полном шоке и безлюдный (=малолюдный) понимании. Как я мог это сделать? Зачем я это делал? И является ли сие последствием моей пропажи головной боли и перепад настроения?
Впоследствии нескольких часов шока, Ричи взял себя в руки и решил править дневник, дневник всех своих убийств, он осознал, как будто с ним происходит, что кто-то живет внутри него, и текущий кто-то выходит за свежей кровью по ночам. Получай протяжении трех месяцев Ричард убивал жителей Лондона, о нем писали в газетах, кричали сверху улицах, даже стражи порядка пугались этого беспощадного убийцу. Некто убивал ни ради денег, или в надежде заработать кровавую славу, возлюбленный убивал ради удовольствия, его болезнь содержала в себе двух людей, круглый не похожих на друг друга, один был мужчиной с обычной лавкой с одеждою, вне друзей, без семьи, без родных, другой был кровожадным убийцей, каковой убивал лишь ради своего удовольствия, именно тот приключение , который Ричи увидел в том переулке, помог понять его второстепенный половине, чего она хочет. Дневник Ричарда был исписан получи все семьдесят страниц, за два месяца он убил больше сорока шести человек, из которых были обычные бедняки, пьяницы, тёта же воры и разбойники, бродившие по улицам Лондона. В время своего очередного обхода, он обронил свой дневничок около своей же лавки. Дневник увидел тот пролетариат парень по имени Йозеф, он открыл дневник и начал произносить страницу за страницей окровавленного дневника. Дойдя до своего пельменная, убийца обнаружил пропажу дневника, которого он никогда маловыгодный выпускал из виду, он вспомнил, что когда выходил с лавки, столкнулся плечами с посетителем и что там он и обронил свою большую кровавую тайну. Вернувшись в лавку он увидел как Йозеф дочитывал дневник, в лавке находилось посетителей пяточек- шесть, убийца с криками накинулся на парня и выдернув дневной журнал из рук Йозефа, перерезал ему горло при всех посетителях. В лавке началась боязнь, хоть он и успел добраться до двух посетителей, сыны) Адама стоявшие около выхода смогли выбежать и позвать на выручка. Убийца вылетел из лавки и помчался домой, вслед из-за ним уже неслись двое стражей порядка. Ричи прибежал до дому, закрылся на все замки и не знал что (с)варганить, он был раскрыт, он нем узнали, он знал что-что с ним не будут поступать как с обычным вором, его ждет излом или что похуже.
К тому моменту, когда стражи около взломали толстую дверь и ворвались в квартиру, Ричард лежал в непомерный ванне, наполненной тёплой красной водой, он перерезал себя горло, умер так, как умерли его жертвы.
Сие была история Ричарда Фрейда, мужчине , который сошел с ума, с своего одиночества и травм детства.

Добрый хозяин

  • 25.05.2017 00:23

Надвигалась мгла. В огромном густом лесу, который даже ясным днем вызывал диаулос мурашек по коже, становилось действительно жутко. Северный буря, пытаясь прорваться сквозь ели-великаны, издавал режущий пулька свист, похожий на чей-то вопль. Сердце безумно заколотилось.
«И зачем я только решился вернуться домой вот то-то и оно сейчас, на ночь глядя», — пронеслось в моей голове. Озираясь до сторонам, я ускорил шаг, хотя сил оставалось все поменьше, усталость давала о себе знать. Чтобы хоть немного выпить, я вспоминал недавние события, которые привели меня сюда. Муж друг, Гордей, вчера отмечал рождение своего третьего сына. Гостей было неведомо зачем много, что дом не мог вместить всех людей, желающих поприветствовать счастливого отца. Добрую половину из них он видел впервинку, но не стал придавать этому значения, главное, точно гости приходили не с пустыми руками. Я тоже не имел карт-бланш оставить без внимания радостное событие в семье моего друга и почему, захватив бочонок терпкого и других яств, отправился ранним на ране в долгий путь. Мало того, что дорога была во всем неблизкой, так еще и пролегала через мрачный лес. Как видно ничего необычного, но только имел он дурную славу. В придачу своего жуткого вида, знаменит этот лес был тем, который часто тут пропадали люди. Никто до сих пор безвыгодный имел и малейшего представления о том, что с ними случилось. Же тогда я не думал об этом, только предвкушение грядущего веселья обдавало меня словно на крыльях к месту назначения.

Добрался я до самого дома Гордея лишь к вечеру, когда праздник только начинался. Муж приятель, безумно радостный моему визиту, усадил за княжение рядом с собой. Налегая на жареных куропаток с вином, да мы с тобой вскоре пустились в пляс. Смутно вспоминаются сейчас прошедшие действие праздника, помню лишь, что следующим утром мне нужно было вернуться вспять к себе домой. Но, изрядно охмелев, я проспал почти по вечера. Очнувшись с чугунной головой, раздосадованный, что теперь придется красться в ночи, попрощался с Гордеем и поспешил домой. Так я и очутился в этом мрачном жутком лесу. Посторонись я помнил отлично, но надвигающаяся темнота сбивала меня с верного пути. Спустя время. Ant. долго совсем пропала видимость, словно я внезапно ослеп. Ноги ныли с вчерашних плясок и долгой дороги. Я одиноко блуждал во тьме и капли уже не понимал правильный ли это путь. Безотчетный страх подкрадывался на цыпочках, он бродил здесь вполне рядом. Но я не думал сдаваться. Нащупав во мраке аристократичный ствол ели, решил забраться на нее и осмотреться около, может с высоты удастся понять, где я и определить нужный линия. Так и поступил. С невероятным усилием, порвав одежду и расцарапав грабли, все-таки достиг верхушки дерева. Мои ожидания и активность оправдались. Действительно, с высока видимость улучшилась, во многом вследствие лунному свету. Но, к моему разочарованию, я так и не разглядел нужную ми дорогу. Стало ясно, что я забрел не туда. Опять-таки все было не так уж и плохо. Вглядываясь в темноту, я заметил блестящий свет недалеко внизу, и сердце радостно заколотилось. Спустившись получай землю, я почувствовал новый прилив сил и направился на мерцание. Спустя некоторое время я достиг нужного места. Это была небольшая сторожка на пригорке.
«Наверняка там есть люди, попрошусь получай ночлег, а утром, отдохнув, найду нужную дорогу и выберусь с этого проклятого леса», — теплилась радостная мысль в моем сознании. Бежим были сбиты и гудели, руки горели от ссадин, так я не обращал на это внимания, ведь я знал, словно совсем скоро смогу отдохнуть у добрых людей и набраться сил.

Я подошел к избушке и постучал в дверка. Никто не отозвался. Я постучал снова и громче. Спустя минутка, внутри послышались тяжелые шаги, раздался звук открывающегося засова, и предо мной предстал дюжий, коренастый старик с добродушной улыбкой. Увидев меня, он прищурил очи, в которых промелькнула искра удовлетворения.

— Ночной гость! – ухмыльнулся старая (калоша, — Я всегда рад гостям, в любое время! Ну, кто такой тут у нас?

— Я сбился с пути, уже битый час брожу за лесу бестолку. Очень неудобно просить об этом, однако позвольте мне остаться у Вас до утра, сил во всем не осталось. С рассветом я уйду, — выпалил я.

— Ишь твоя милость! – улыбнулся хозяин, — Ну проходи, коль так.

Я вошел вовнутрь. Старик закрыл за мной дверь. Избушка оказалась обыкновенной сторожкой лесника, тесной, однако очень уютной и опрятной. В небольшой печи потрескивал огонь, со вкусом пахло какой-то едой.

— Да ты, парень, страшно потрепан! – воскликнул лесник, оглядев меня, — Где ж тебя приближенно угораздило?

— Да вот, пытался найти дорогу, — за исключением. Ant. с подробностей ответил я. Не хотелось вспоминать об этом.

— Положим что ж, присаживайся, сейчас приведем тебя в порядок, — работодатель указал на короткую скамью возле печи и направился в раствор комнаты. Затем принес воды, какого-то тряпья и чистую рубаху.

— Твоя милость тут подлатайся немного, а я пока ужин придумаю, — вежливо сказал старик, — Голоден, небось?

Я, молча, кивнул. Судохозяин усмехнулся и скрылся из виду. Умывшись и переодевшись, я облокотился сверху край печи и задремал. Сейчас я чувствовал себя, впервые ради день, отлично. В голове крутились мысли о том, как всесторонне недавно, отчаявшись, терял надежду на спасение из ужасного сооружение, а теперь, благодаря хозяину с добродушной улыбкой, сидел здесь в тепле, паралитик, ожидал ужин. Внезапный голос лесника отогнал накрывшую меня дремоту.

— Да ну?, парень, прошу на скромный ужин, — хозяин предложил окраина за небольшим столом, — Будь как дома, путник.

Я обескураженно ответил на его приглашение. Старик достал бутылку с настойкой и, улыбаясь, налил себя и мне. Хоть я и чувствовал комфорт, но такое добродушие хозяина казалось ми излишним и немного настораживало. Но, выпив крепкой настойки, я отогнал ото себя подобные мысли. Лесник не замолкал ни для секунду, передавая мне различные истории, одну за одной. Я с большим интересом слушал их и неважный (=маловажный) заметил, как наступила глубокая ночь. Хозяин закончил появляющийся свой рассказ, мы допили бутылку, закусили.

— Вот твоя милость говоришь в лесу страшно, жутко, так ведь? – спросил ученик неожиданно.

Я кивнул.

— Ага. Ну а чего бояться-то со временем? – поинтересовался он.

— Я…да я даже не знаю. Не задумывался не хуже кого-то, — растерялся я, — Ну, темнота давит.

— Гляди как! – рассмеялся собеседник, — Ну а все-таки?

— Дикие звери, к примеру (сказать). Волков много нынче развелось в этих местах, — рассуждал я.

— Волки? – удивленно поднял брови сторож, — По-моему, самые безобидные и добрейшие существа.

— Ваш брат сейчас серьезно? – я был в недоумении.

— Вполне! Они – друзья мои, подобно ((тому) как) и остальные обитатели леса. Среди животных нет у меня врагов! Особенно волки. Постоянно приходят ко мне, подкармливаю их. Нужно обязательно тебя с ними представить. Думаю, парень, ты им понравишься! – весело сказал сторож, и хитрая ухмылка промелькнула на его лице. Но в то время я не обратил внимания на это.

— А они точно малограмотный набросятся на меня? – насторожился я.

— Да ты что! Мои друг – это их друг. Они ведь чувствуют хорошего человека, — сызнова улыбнулся хозяин.

От него веяло таким добродушием, фигли сомневаться в его словах не представлялось возможным. Поэтому я успокоился и согласился держи встречу с «друзьями» лесника.

Мы посидели еще около часа. Владелец все рассказывал про волков, словно они были его ближайшими родственниками. Я сейчас начинал засыпать прямо за столом, как вдруг наружи раздался жуткий вой. Он раздавался со всех сторон. Безоговорочно, это были волки. Казалось, что они окружили землянка лесника. Вглядываясь в окно, я видел темные силуэты хищников, которых было безумно много. Старик заулыбался, молча, встал из-за стола и вышел вовне. Ant. внутрь. Вой за окном прекратился. Повисла мертвая тишина. Грешным делом, я представил, какими судьбами голодные волки расправились со своим «другом». Но мои мысли рассеялись, идеже лесник, довольный, вернулся в дом. На его плече красовалось монтекристо.

— Всегда приходят в это время. Вот так сижу и жду их ночной порой, когда близится рассвет. Навещают старика, не забывают, — растрогался ученик.

Я ничего не ответил. Не знал, что сказать в это. Хозяин достал патроны из небольшого сундука и зарядил пищаль. Я не совсем понимал, зачем ему оружие.

— Ну в чем дело?, пошли? – вдруг обратился лесник ко мне.

— Куда? – доскональный недоумения спросил я.

— Друзья покушать хотят, голодные они. Пойдем в друг, приятель, — прежняя добродушная улыбка лесника сменилась зловещей ухмылкой держи морщинистом лице.

Тут я все осознал. Теперь я почувствовал реальный животный страх, который вонзился в мое нутро. То, что же ощущал несколько часов назад в темном лесу, казалось токмо развлечением по сравнению с тем, что ждало меня шелковица среди голодных волков и сумасшедшего лесника. Старик ждал меня, направив ствол ружья прямо мне в лоб. На его приветливом лице полно так же блестела эта зловещая ухмылка.

— Ну но, друзья тебя совсем заждались, — процедил сквозь хлебогрызка лесник.

Ноги не слушались меня. Сам, не предвидя почему, я поднялся из-за стола и покорно двинулся к выходу. Я понимал, отчего пытаться сбежать сейчас не представлялось возможным, лесник шел назади, держа мой затылок на мушке.

— Даже не пытайся мчать(ся), — прочитал мои мысли старик, — Это до сей поры никому не удавалось. «Никому?! Черт побери, так вона куда пропадали люди! Значит, не я один попался держи удочку этого безумца! Теперь и моя очередь настала!» — вертелось у меня в голове.

Автор вышли наружу. Стая волков тут же направилась в нашу сторону. Сторож снова заговорил:

— Я же говорил, что ты им понравишься! Думаю, твоя милость совсем неплох на вкус.

Я вздохнул. Через несколько минут ми предстояло быть съеденным заживо стаей голодных хищников. Выбора без- было. Времени оставалось все меньше. Нужно было подчиняться, пробовать бежать. Сейчас! Я взглянул на лесника. Он с наслаждением заворачивал добрую горсточка табака в бумагу и даже не смотрел на меня, ровно и не собирался отдавать на корм волкам. Пора! Со всей силы, с размаху, я ударил этого сумасшедшего по голове. Старик крякнул и рухнул сверху землю, выронив кисет и ружье. Стая кинулась ко ми. Захватить ружье я не успел, рука лесника запуталась в ремне, а тянуть кота за хвост было некогда. Счет пошел на секунды. Что очищать мочи я рванул наугад вглубь леса. Волчья стая следовала сообразно пятам, но это только придавало мне сил. Начало уже проникал в чащу, и теперь мог разглядеть, куда направляюсь, и сие было мне на руку. Вот и тропа, которую вотще искал во тьме. Мысленно радуясь скорому спасению, я ускорил кросс-каунтри. Но тут случилось то, чего я никак не был в силах ожидать. Это привело меня в ступор, заставило застыть сверху месте. Передо мной, добродушно улыбаясь, стоял тот самый чудовищный лесник и целился в меня из ружья, которое я, к своему ужасному сожалению, безлюдный (=малолюдный) успел забрать.

— Как это возможно?! – прошептал я, чувствуя, (как) будто холодный пот пробежался по спине.

— Приятель, ну к чему ты так? Я же говорил, что еще никому безграмотный удавалось сбежать от нас, — мягко произнес человек (пожилой, кивнув на своих волков.

Я обернулся. Позади, стояла кровожадная голодная несметное количество с горящими глазами, ожидая развязки и скорого ужина, где я был ради них пищей. Я снова взглянул на лесника. Он подмигнул ми и спустил курок. Жгучая боль отозвалась в моей груди, и я упал держи землю.

«Ну, вот и все. Конец», — думал я, теряя непрерывность с этим миром.

«Будь как дома, путник!», последний разок в жизни пронеслось в моей голове. Волки склонились надо мной.

(Навеяно бессмертной песней «Сторож» группы Король и Шут)

Молодая душа

  • 23.05.2017 23:37

Новобрачная душа.
Был вечер, я и мой старый знакомый кот Василька сидели на ветки старого и мудрого дуба, оба в духе не в чём не бывало смотрели на чарующе играющий вечерняя заря. Василий был старым потрёпанным жизнью котом, он прижавшись сидел близко со мной. Я посмотрел на него, он был грязнуля клочками была вырвана шерсть и не было одного глазищи. Но я любил и уважал этого кота. Однажды пришлось отражать его от стаи бродячих собак. Но домой брать я его не мог у меня аллергия на кошек. Благодаря этому я построил ему домик на улице и каждый день выходил его содержать. Общение с этим котом на улице не приносило ми дискомфорта, и я даже брал его на руки. И вот сим вечером обласканные весенним ветерком на дереве сидели банан несчастных, всё внутри меня было похоже на сего несчастного изуродованного кота. Мне казалась что он понимает меня, я взглянул ему в шары, его исцарапанная морда всем видом давала знать, что-что он со мной и разделяет мою боль. Родственная внутренний мир. В это момент меня раздирали эмоции, создавалась ощущение что-то моё сердце обливается теплой алой кровью, моя кумпол с минуты на минуту даст трещину, мой голос боли и отчаяния вырвется открыто и меня услышит весь город. Меня мучает это чувство, признание происходящего сводила меня с ума. Но мой маленький обтрепанный жизнью друг словно всё это понимал. Страшное нежная страсть любовь, но есть вещи куда более страшнее. Так состояние, когда ты на грани и твоему мысленному взору предстаёт осмысление что ты больше не увидишь эти чарующие впредь до глубины души глаза, не услышишь искрящейся радостный хиханьки да хаханьки, который наполнял тебя лаской и желанием, а эти волосы, их нежно-золотистый оттенок мягко переливающейся под игривыми лучами солнца, а та руководитель, частью который ты был. Но в голове звучала самые страшные строки с стихотворения Эдгара Аллана По «Больше не когда». В оный момент я испытывал страх и тоску. Моя голова не произвольно опустилась над старым котом и одна за другой начали доносить солёные и прозрачные слёзы, но мой верный друг приставки не- обращал на них никакого внимания принимая это ровно данность. Каждая минута которой отводилась роль лекаря в какие-нибудь полгода больше подогревала боль «Больше не когда» крутилось у меня в голове бессистемно с счастливыми моментами наших отношений. Поглаживая кота, я вспоминал отличаются как небо и земля хорошие моменты моей жизни, но это не могло полить в сравнение с тем завораживающим ужасом, который происходил сейчас со мной в глубине. Внезапно я вспомнил о письме, я написал его сегодня с утра, я полез в близкий обшарпанный портфель и достал его. Надеюсь его прочитают. Поуже темнеет последние тени сливаются с общей темнотой, холодает. Идет Василий тебе пора произнёс я в слух подталкивая кота который бы прогнать его с ветки. Ну и мне пора, шары налились слезами. Аккуратно опираясь на ствол старого могучего дуба, я встал возьми ветку ногами, немного замерев вдохнув свежий аромат дальше дождя. Ну всё пора подумал я про себя, моё ни гласа ни воздыхания превратилось в всхлипывание и рыдание, боль и страдания, только боль и мучение были во мне. И вот я делаю шаг вперёд, соскользнув с ветки я повис крохотку ниже, верёвка всё сильнее стягивала мою пульсирующую шею, я почувствовал, наподобие напряжение охватывает всю мою голову. Страх переполнил меня раньше глазами пронеслись все моменты моей жизни. И вот я бери гране в глазах темнеет, тела стало обмякать, а шея перестала трепыхать. На улице было уже темно, весенняя прохлада окутывала ночной городок. В саду на старом дубе нашла своё последнее жилище и утешение, изуродованная как старый дворовой кот, молодая стать.

Безликий

  • 06.05.2017 03:47

Каждое утро возлюбленная вставала с дивана. Каждое утро она готовила дорогой кофий. Каждое утро она надевала черные чулки.

Каждое утро возлюбленная стояла у метро выкуривая сигарету. Каждое утро она спускалась подо землю.

Каждое утро она мечтала умереть.

Заходя в микст и ища свободное место, она проклинала свою жизнь, которую злобное герой замкнуло, создав петлю, сводящую с ума.

В этот раз все на свете было как обычно. Стабильность жизни, словно рак, методично раскидывала метастазы объединение уголкам души, медленно, но верно выжигая ее.

Однако было как обычно, даже парень стоящий рядом был тем а, что и вчера. Он стоял так же, прислонившись к дверям и сердечно смотря на экран своего телефона, улыбаясь своим мыслям.

Ей показалось, сколько он посмотрел на нее, но это было приблизительно быстро, что она не была уверена. Он, знать, тоже ее узнал. Может он именно этому и улыбается, — знакомому лицу.

Бесцельно же, она подумала, что он тоже мог попасть в петлю. И в данный момент тоже страдает от этого. Но их петли пересеклись и сию минуту он радуется, что страдает не один.

Поезд остановился. Юноша вышел. Поезд тронулся. Но она этого даже безграмотный заметила. Она видела, что он ей подмигнул.

Тутти было как обычно. Подъем, кофе, чулки, сигарета и подземный дворец. Она опять села на сиденье и, когда поезд тронулся, осмотрелась.

Возлюбленный опять стоял около двери и смотрел в телефон.

Она хотела покрыться льдом и подойти, но не решилась. Еще вчера она, обдумывая произошедшее, пришла к выводу, по какой причине все это ей кажется. Мозг играет злую шутку.

Возлюбленная внимательно его рассматривала. Обычный парень, в обычной одежде, с обычным телефоном. Несложно стоит, читает и улыбается своим мыслям. Если бы далеко не происходящее, она вряд ли бы на него обратила участливость. Слишком он простой.

Хотя, если присмотреться, есть в нем сколько то.

Она продолжала смотреть, когда парень поднял зявки и их взгляды встретились. Засмущавшись, она опустила глаза в настил и стала рассматривать свои туфли. Поезд остановился, и парень вышел.

Напиток бодрости, чулки, сигарета и метро. Поезд только останавливался, а она ранее всматривалась в пролетающие мимо окна, пытаясь заметить его. Двери открылись, и симпатия вошла в вагон. Он стоял все там же. Нонче, несмотря на неудобные каблуки, она решила не оседать, отмахнулась от уступающего место парня и встала у другого края дверей.

Старинны годы поездки прошло быстро. Она даже не заметила, точно на автомате вышла из метро и пошла в сторону работы. Всего-навсего на светофоре она осознала, что уже не рассматривает парня.

Сперва она начала корить себя за такое поведение. Сие, скорее всего, выглядело странно, неприлично, а может даже жутко. Но подобные размышления отогнала другая мысль. Она безграмотный могла вспомнить что так пристально рассматривала. Несколько дней возлюбленная уже ездит с этим парнем в одном вагоне. Несколько дней симпатия внимательно изучает его. Несколько дней она не может фиксировать, как он выглядит. Какая у него куртка, какая челка, какое лицо, — все это ускользает от нее.

Бум, кофе, чулки. Наблюдая как ветер уносит сигаретный иллюзия, она решила, что запомнит его внешность. Будет выглядывать и про себя отмечать его черты. Будет повторять краска глаз, форму носа и оттенок губ.

Он стоял получи и распишись том же месте, в той же позе, словно корпуленция на «Площади Революции». Она сразу встала напротив, и ей было ни тепло ни холодно на правила приличия.

Куртка, джинсы, телефон. Волосы, шнифты, нос и губы.

Куртка, джинсы, телефон. Ей вдруг из этого явствует интересно, а есть ли еще люди, с которыми она каждое утро путешествует. Нечаянно тут целый вагон попавших в петлю.

Осмотревшись, она поняла, который все остальные лишь массовка, что меняется каждый день-деньской и лишь два главных героя остаются неизменны.

Когда симпатия вновь посмотрела в его сторону, он уже покинул груда.

Кофе закончилось, — сегодня была последняя кружка. Подследники стали рваться, не критично, но еще один четверг они не переживут. В зажигалке закончился газ. Она решила, чего сегодня день «х» — она его сфотографирует.

Возлюбленный смотрел в телефон, все так же улыбаясь, а она делала наружность, будто читает. Вагон трясло, камера все никак безвыгодный фокусировалась. Наконец-то все было готово, и она нажала нате кнопку. И именно в этот момент он посмотрел в ее сторону. Потребовалось неимоверное потуга, чтобы она сохранила самообладание и продолжила делать вид, примерно читает.

Поезд остановился, и он вышел. Ей показалось, а он больше не улыбается.

Она сидела в кафе, в которое решила (на огонек) после магазина. Пила кофе, ждала чизкейк и думала о томик, что все происходящее довольно странно, но неплохо. В конечном счете, симпатия отвлеклась от своих негативных мыслей и даже заставила себя впоследств работы зайти и посидеть в кафе, а не сразу бежать на хазу.

Улыбнувшись, она взяла в руки телефон и зашла в папку с фотографиями.

Знамо же, фото было размытым. Она решила, что сие из-за тряски и фокуса, хотя в недрах памяти было уяснение, что в поезде фото было четким.

Она встала сначала, чем обычно. Было принято решение что — нибудь сменять. Одевшись более молодежно, она переложила все нужные принадлежности из сумки в маленький ранец и вышла из дома. По начала работы было еще полтора часа, поэтому симпатия не спустилась в метро, а заскочила в кафе, позавтракать, выпить душистые) зерна и почитать новости в интернете.

Утро было теплым. Солнце грело землю, периодично скрываясь за облаками похожими на вату. Легкий ветерок неунывающе кружил рекламный листовки. Было здорово и спокойно, поэтому возлюбленная потеряла чувство времени и не сразу поняла, что сейчас опаздывает минут на пять.

Забежав в вагон, она села нате сиденье и продолжила читать заинтересовавшую ее статью. И лишь закончив, возлюбленная посмотрела в сторону дверей.

Он стоял там. Хотя спирт там стоять не должен был. Ее график сместился минут бери десять. К тому же, она в спешке забежала в последний много, хотя всегда ездила в среднем.

Но было и кое-отчего другое, что удивляло, даже пугало, больше. Он в нее смотрел. Пристально, изучая каждый сантиметр, словно потребитель. Ant. продавец оценивающий товар, который хочет купить.

Это ее напугало. Хорошее расположение (духа) испарилось, словно вода под струей горячего воздуха. В душе осталось единственно смущение и страх.

Повинуясь внутреннему зову, он встала и отошла к соседней двери, а кое-когда поезд остановился, вышла и пошла к первому вагону, не оборачиваясь и глядючи только вперед.

Когда поезд тронулся, она резко повернула и заскочила в оный, что идет в обратную сторону. Ей хотелось оказаться в родных местах. На работу она сегодня не поедет.

Начальник был недоволен. Симпатия не кричал, не ругался и вроде бы повелся получи и распишись ее сказку о мигрени, но недовольство скрыть не аэрозоль. Но ее это не волновало. Сидя за компьютером, симпатия внимательно смотрела на курсор и размышляла, пытаясь понять, сколько же происходит.

Для начала она решила с помощью программ забацать фотографию парня менее расплывчатой, но особого успеха сие не принесло.

Тогда она решила поискать решение в интернете. Симпатия не была сторонницей самолечения и самостоятельного диагностирования, но и пролегать она не хотела.

Поиски нечего не дали. Возлюбленная психически здоровый человек, если верить интернету. Симптомов паранойи иначе шизофрении у нее нет. Значит, происходящее не является игрой разума неужели воображением.

Тогда она решила искать что-то другое. Хоть бы, что именно надо искать она так и не поняла.

Заваривая кофий, она написала начальнику смс, что она все всё ещё болеет и сегодня ее опять не будет. Ответ ото него пришел только в обед, а заметила она его всего лишь вечером.

Весь день она сидела за компьютером и искала в интернете хотя бы бы крупицу полезной информации. Но нечего полезного малограмотный нашлось.

Вечером, читая смс начальника, который требовал направлят на работу или брать больничный, она для себя самой решила, ровно все это череда странных совпадений. Что просто их графики совпадали. Зачем парень заметил, что его фотографируют. Что он обиделся и решил неважный (=маловажный) пересекаться с ней. И пересекся опять, так как она в свою очередь сместила время минут на десять. И, конечно же, с-за такого совпадения он внимательно и серьезно ее рассматривал, ища в всем этом подвох.

А она сама себя запутала. Устойчивость и скука жизни заставили ее мечтать о приключениях, вот симпатия их и придумала. Теперь, после пары дней разнообразия, допускается спокойно вернуться к обыденности. Но завтра она на каждый) встречный (и поперечный) случай поедет по другой ветке.

Она стояла перед глазами входа в метро, докуривала сигарету и допивала кофе, что купила в около стоящей палатке. Новый маршрут был непривычен, но в целом, некто ее устраивал. Подобный способ был даже удобнее и держи несколько минут быстрее, чем тот, которым она пользовалась. Легко сила привычки заставляла ее каждое утро сворачивать влево. А теперь путь лежит направо. Привычки меняются.

Спустившись в метрополитен и зайдя в вагон, она села и внимательно посмотрела на карту, считая метраж станций, которые следует проехать. Десять.

Она внимательно оглядела едущих с ней весь людей. Их было много, разного возраста, пола и достатка. Возьми этой ветке людей было гораздо больше. Девять.

Сбоку двери стоял молодой парень и слушал музыку. С другой стороны, стояла д`евица и с кем-то переписывалась, периодически поглядывая на окружающих. Восемь.

Симпатия усмехнулась, представив, что эта девушка тоже оказалась в петле, и ноне жаждет приключений, поэтому стоит и осматривается в поисках очередного безликого. Семь.

Гляди оно! Вот что следовало искать. Именно это обещание могло послужить для нее ниточкой, что выведет изо лабиринта. Шесть.

Достав телефон, она быстро зашла в сеть и, написав в поисковой строке нужное слово, нажала на нащупывание. Листая страницы, она нажала на нужную ей ссылку и погрузилась в декламация. Пять.

Это была целая статья. Оказывается, уже ((очень) давно, многим людям кажется, будто в метро их преследует неизведанный, чье лицо нельзя запомнить. Когда это началось десятая спица не знает, ведь первые разы это серьезно невыгодный воспринимали. Пока люди не стали пропадать. Четыре.

Сочинение была написана новичком и явным любителем мистики, так во вкусе после изложения фактов он стал строить свои теории. Возлюбленная прекратила читать. Но и одних фактов хватило, чтобы встать на путь переживать. Она огляделась. Народу стало меньше, девушка поуже вышла, парень тоже. Три.

Поезд остановился, и вагон до конца опустел. Люди просто встали и вышли. Будто запрограммированные механизмы, а не живые существа. Динамик зашипел, объявляли о закрытие дверей. И в стр момент, в вагон вскочил человек. Два.

Когда он сел, симпатия взглянула на него. Обычный парень, в обычной одежде. Неравно бы не ситуация она вряд ли бы обратила бери него внимание. Хотя, и было в нем что-то.

Через внезапного осознания ей захотелось закричать. Разум командовал держаться в почтительном отдалении, хотя, бежать было не куда. Ужас сковал шабаш ее тело, и она просто осталась сидеть, когда возлюбленный, подмигнув, встал и направился к ней.

Поезд остановился. Объявили о конечной остановке. Паря вышел.