Литературный портал


Современный литературный портал, склад авторских произведений

О возможности формирования европейской хаокультуры

  • 28.05.2017 19:28

Со времен Древних греков, прародителей всей европейской культуры, данная цивилизация формируется как логоцентричная. Темы Хаоса старались избегать, либо в духе нечто пугающее, либо недостойное рассмотрения. Хаос всегда находился бери обочине интеллектуальной жизни. Греки сознательно дистанцировались от темы Хаоса.
Ясный путь, существовали хаотические культы (например, культ Диониса), и греческая несчастье. Но подобные культы не являлись основой мировоззрения древнего грека. А смыслом греческой трагедии был катарсис (;;;;;;;;), -выкашливание, оздоровление, восстановление высшей гармонии. Даже в греческой трагедии маловыгодный было место Хаосу.
С возникновением в поздней античности христианства, которое беспредельно быстро получило распространение в греко-римском мире, тема Хаоса едва ли не исчезла из обсуждения интеллектуалов. Христианские апологеты очень легонько интересовались Хаосом. Более того, начиная с 4 в., Хаос неявно ассоциировался со злым началом, с первоначальным неустройством сего мира, т.е. с первородным грехом. В центре находился Христос- Логос, вторая качество троицы. Мир устроен исключительно разумно и иерархично. Исключения составляли есть такие христианские мистики эпохи Высокого Возрождения, например мейстер  Экхарт,  кто разделял понятия бога и божества. Божество непознаваемая  бездна, которая возвышается по-над богом-отцом. Здесь могут напрашиваться некоторые отождествления божества с Хаосом.
Реальный прорыв к Хаосу начался с учения о бесконечности вселенной. Учение о бесконечности решетка восстановило классическое определение Хаоса как первоначальной пустоты, бездны (;;;;, ото глагола ;;;;;, зиять, широко раскрыться). Но у Николая Кузанского, какой-нибудь одним из поднял тему возможной бесконечности вселенной, никак не было отчетливого представления о Хаосе. Куда дальше на этом арена продвинулся Дж.Бруно. Этот Человек отважился отказаться с уютной аристотелево-птолемеевой картины миры, и бесстрашно бросить нестандартный взгляд в зияющую бездну. Полагаю, что для Бруно бесконечная поднебесная означала не просто пространственную бесконечность, но именно Бездну. Как раз этот человек в своих произведениях Печать печатей и Искусство памяти до до Остиана Спейра предвосхитил магию сигил. Бесстрашный Бруно решился открыть врата: «пылающих черным  огнем героического энтузиазма.»
Как ни парадоксальна, а современная наука началась…с иррационализма.
Абстрактные рассуждения схоластов были отброшены, экспериментальные исследования поставлены в костяк науки. Очарованы первыми успехами механистической науки, люди насквозь уверовали не только  в свой разум, но и в то, что же Вселенная управляется разумными законами, и в ней нет место случайности и Хаосу. Таким образом, общество линеен и полностью познаваем.
 Хаос проник сначала в науку спустя нелинейность. Не все уравнения поддавались аналитическому решению. Оказалось, почто самые простые системы, вроде маятника, можно перевести в хаотические нагрузка.  Простые явления ведут себя непредсказуемо. Выяснилось, что наш брат живем в нелинейном мире. Наш мир, который мы способны пережить, всего лишь островок порядка, в остальном мире царит Сумятица.
В настоящий момент теория Хаоса (синергетика) занимает достойное участок в современной науке. Это одна из мощных предпосылок для того формирования будущей хаокультуры.  Но не следует переоценивать науку. Пример изучает преимущественно детерминированный (динамический) Хаос. Хаос как сдержанный концепт исследован слабо, по той причине,  что его не мочь отнести к традиционным концептам и категориям.
 В культуру 19-20 века Рабочий беспорядок проник безумием Нишце и столь же безумными магическим экспериментами Кроули. Великие революционные потрясения сокрушали трафаретный порядок.  Мир  мгновенно преобразовывался по историческим мерка, былые времена рушилось и обретало забвения.
Вместо прежнего внешне гармоничного решетка дымились руины свергнутых империй. Это было внешнее свершение Хаоса, но временное торжество.
Казалось бы Анархия и Неурядица близнецы братья, но «По меньшей мере, со времен Кропоткина анархисты намеренно дистанцировались от идеи Хаоса… Почти каждый «серьезный» анархистский литератор в прошедшие годы пытался отдалить анархизм от Хаоса.» (Curious George Brigade, Безалаберщина в эпоху динозавров).  Но, несмотря на подобный конформизм, Бестолочь и Хаос тесно связаны в сознании людей, и взаимно переходят в корефан друга. Хаос всегда будет кошмаром правителей и серых обывателей.
Идеи Хаоса без- стали достояниям большинства, даже несмотря на возникновения такого интересного явления что магия Хаоса (в данном случае гораздо лучше подходит наз психотехник по изменению сознания). Основателем магии Хаоса слышно художник-визионер Остиан Спейр, который ввел в парктику магию сигил (за тридевять земель не первый). В 70-х годах 20 века Питер Кэролл и Рэй Шервин основали орденок иллюминатов Танатоэроса. Собственно с этого момента хаосизм начинает свою историю. Хаосизм безвыгодный является строго определенной доктриной, здесь нет незыблемых правил и догм, ни тем сильнее священных наставлений. Важен только индивидуальный опыт. Главное – уволить свое сознание от социальных шор, научиться вновь сознавать реальность гибкой и изменяющейся.
Может ли хаокультура стать  будущим человечества. Ей-ей, но для этого необходимо отказаться от любых форм рационализма  и логоцентризма. Хватить мир и себя как реальности неустойчивые, постоянно не совпадающими самочки собой. Рационализированию поддаются только сравнительно простые объекты.  (юдоль и человек настолько сложны, что не могут совпадать самочки собой. Реальность очень гибкая, и позволяет самые немыслимые преобразования. Угоду кому) более адекватного познания мира и человека наука и искусство должны обзавестись единый язык.
В обществе должна воцариться Анархия как естественная вид Хаоса на общественное бытие. Культура, основанная на строгой иерархии и соподчинении должна начинать достоянием прошлого. Новая культура должна стать культурой хаосомной, культурой гибкой и самоорганизующейся. Что придется общество должно помнить, что если оно хочет сэкономить свободу, то не должно избавляться от хаотических элементов.