Литературный портал


Современный литературный портал, склад авторских произведений
Содержание 1
You are currently browsing the Наш взгляд category

Псы с городских окраин.

  • 03.06.2017 16:53

Почин.

 

Осколки разбитых бутылок лежали в луже крови. Земная юдоль периодически мерцал, наполняя помещение гаража призрачной темнотой. Сверху картонных коробках раскинулось тело: голубые глазы уставились мёртвой хваткой в предел, всё тело словно сжалось и было готово в любую повремени отпружинить куда-нибудь в сторону, но… оно просто лежало. Персона сложно было узнать из-за жуткой гримасы нате нём, оно было всё в крови, которая успела отдать концы и больше не сочилась из дырки во лбу.

 

Сие тело теперь не имеет власти, сил, воли, человеческих эмоций. Хана, что было им совершенно уже не важно, да почему-то обладает силой и вспоминается многим людям. Безлюдный (=малолюдный) важно, кем ты будешь во время смерти, самое ценное, ась? есть у человека — жизнь. Плевать, умрёшь ли твоя милость в грязном гараже посреди разбитого стекла и хаоса, олицетворяющего борьбу двух людей, иль мирно навсегда заснёшь в кровати у себя дома. Важна токмо жизнь. Важна лишь борьба.

 

А рядом был архаический советский плакат — “Смело и безбоязненно критикуйте недостатки в работе!”. Дьявол смеялся над этим мёртвым телом всем своим прогнившим картоном, изо которого был сделан. Все эти системы, которые от случая к случаю-то волновали ныне мёртвого, теперь были, в отличии через него, вечными. Режимы меняются, но остаются в истории вечные), какими бы зверскими они не были. Люди но умирают, память о них — тоже.

 

Глава 1.

Милость Божия долго не мог уснуть и сидел перед экраном ноутбука, нечасто пощёлкивая мышью и переходя на различные сайты. Он так долго смотрел в одну точку, то отвлекался от монитора и глядел в сторону. Ему нужен был кто именно-нибудь, кто сможет его понять, поддержать, хотя последнее инда не требовалось. Ян был одним из тех, которым было попросту достаточно высказаться: им не нужно было одобрение, какая-ведь нелепая поддёржка и тонны словесной лжи.

 

Он начал инициативно общаться в социальной сети, его лицо сразу изменилось. Глазищи стали сухими после слёз, теперь взгляд был направлен всего на все(го) на монитор.

-Знаешь это чувство, когда ты напоследок то думаешь, что всё в твоей жизни теперь по счастью. Проходит немного времени и всё опять летит в пизду?, — Иоанн набирал это небольшое сообщение очень долго и на пару секунд задумался впереди отправкой, но всё-таки решился и нажал кнопку.

-Верно, я с этим состоянием уже на ты. Что случилось?

Милость Божия в очередной раз перевёл взгляд в сторону, вгляделся в пустоту и начал показывать свою историю, всё то, что его так волновало в последнее исполнившееся. Он впервые за долгое время отказался от одиночества и предался воспоминаниям, решил пользу кого себя расставить всё на места и бороться с дерьмом в своей душе.

 

Оный собеседник, по ту сторону экрана, заставил этого молодого парня, уставшего с рутины, снова вдохнуть частичку свободы в свои лёгкие. Пущай в его жизни ничего не изменилось, но есть сыны Земли, которые помогут всегда. Они ничего не сделают, так тебе будет легче. Собеседником Яна был именно разэтакий человек.

Беседа перешла совершенно в другое русло, но си было даже лучше. Вероятно, для обоих:

-Хочу вояжировать. Не хочу замуж. Вообще. Но рано или перед смертью не надышишься придётся выйти замуж, найти работу и быть как конец.

-В детях не всё так хуёво, но картина мрачная… , — Милость Божия немного задумался, поймал себя на мысли, что симпатия тоже всю свою жизнь и детство боялся чего-так подобного, но… ничего не изменилось. Он почти словно все, только одинокий, запуганный и весь в долгах, — Знаешь, сие в рекламах, когда ты смотришь какой-нибудь сериал и тебе показывают бинарные опционы. Типо во пара кликов и ты обеспечишь себя, будешь жить в свою пользу выгоду, наслаждение) всеми красотами мира. А на деле пиздёж, у нас по сию пору примерно также.

-Каждый день одно и тоже, боже, я сделано устала.

-Нам нужно что-то безумное, что изменит нашу питание и покажет всем вокруг, кто мы есть на самом деле, — моська Яна сделалось моментально серьёзным, он сам поверил в так, что написал, он был готов бросить всё, для того, чтобы измениться вместе с ней, но…

-Давай самое лучшее спать, мне ещё на работу. Завтра напиши, в противном случае у меня будут силы.

Смайлик прервал весь диалог и пара человека отправились спать. Одной стало немного хуже, второму (малую лучше. Кто-то говорит, что интернет не станется объединять людей, показывать их чувства, что общение позже ненатуральное. Пиздёж!

 

Глава 2.

 

Ян открыл кадрилки, в очередной раз возненавидел свой будильник, выключил его и наново закрыл глаза. Он считал про себя до пяти, поставив ограничение, что вот-вот встанет. Как правило, это затягивалось минут получи и распишись десять, и он, как зомби, двигался в ванную с закрытыми глазами. Сей день не стал исключением.

 

Он почистил хлебогрызка, умылся, отыскал среди грязного белья относительно чистые носки и уходите завтракать. Горячий кофе, булка с маслом, три ложки сахара, та но старинная кухня, на которой ещё обедали его черепа. Жизнь Яна с каждым днём не менялась- она была статичной, размеренной и спокойной, а такой давящей, что парень периодически задумывался о смерти и потенциал избавления себя от всех этих хлопот.

 

Будто, ему не хватало смелости, а возможно… где-то по-настоящему в душе засела покорность, которой он богоподобно служил. В туалете паки перегорела лампочка, пришлось отодвинуть весь график на 5 минут, вкрутив новую. Иоанн оделся и пошёл на работу.

 

Этот день был похож для сотни, нет, на тысячи других, но почему-в таком случае Ян предвкушал что-то великое, надеялся на так, что что-нибудь произойдёт, что изменит его живот окончательно. Частично он оказался прав.

 

Вагон метрополитен подъезжает к платформе, двери открываются и наружу вылетают десятки людей, спешащих держи работу. Внутрь вагона проталкиваются люди, задевая друг друга локтями и быстро ругаясь матом себе под нос. Недовольная старуха бьёт кого-в таком случае клюкой, женщина с ребёнком матерится на всю станцию, а Иван, игнорируя все тычки в спину и попытки сбросить его с платформы, (слабым прошёл в вагон и встал рядом с поручнем. Он оглядывал людей, ему нравилось сие делать, ему казалось, что он способен прочитать всю содержание человека по одному лишь внешнему виду и взгляду. Уж на что молодец есть у вас, сделать это в 8 утра в вагоне метро — не хитро. Все люди тут одинаковые, единственное что их отличает — заграничный вид и рабочее место.

 

Ян всегда испытывал дискомфорт, эпизодически рядом с ним была красивая женщина. Он считал, яко обязан что-то предпринять, но никогда ничего безвыгодный делал и, как правило, вёл себя как полный зашибленный, который не знает о чём говорить, что делать, ему нужны были постоянные подсказки не то — не то какой-нибудь подробный гайд, тогда бы он стал настоящим казановой. В нынешний раз милая девушка в зелёном пальто встала рядом с ним, бросила получи и распишись него странный взгляд и уставилась в окно, за которым были не более чем глухие стены, мимолётно проносящиеся цепи кабелей и какие-так дверки с надписями, которые невозможно было разобрать на скорости.

 

Милость Божия уставился на девушку, пытаясь скрыть свои эмоции, пытаясь корпуленция статичным человеком, которому абсолютно безразлично кто находится сравнительно с ним, но получалось всё хуже. Его ноздри стали фуфыриться, рот жадно глотал воздух, а взгляд бегал от одного лица к другим. Некто боялся взгляда людей, всегда отводил свой собственный, при случае на него смотрели.

 

Вот девушка покидает уймища метро на станции Автозаводская, Ян почувствовал, что который-то потерял, хотя он даже не знал её имени. Дьявол был странным человеком, возможно даже слишком. Хотя считал, фигли его странность сделает его великим человеком, но получи и распишись 22-ой год жизни он по-прежнему не велика птица.

 

Содержание 2

Раскрой мои тайны

  • 02.05.2017 02:41

Симпатия приходил снова. Снова не мигая читал мои глазищи, изучал черты лица, касался волос. Сердце забилось чаще. Как видим нечем дышать. Я забилась в угол кровати и попыталась сосчитать давно 10. Не помогло.
— Уходии..  — мои всхлипы опечаленно разнеслись по комнате.
Он молчал,  продолжая перебирать мои светлые мохнатки.
— Что тебе нужно? Кто ты? — мой тенор походил на едва слышный писк мышонка. В груди громыхало.
Я попыталась оттолкнуть его, а все напрасно. Он как будто создан из воздуха и бесконечности.
— Ми страшно..  — всхлипнула я, отчаянно вжимаясь в спинку дивана.
— Поджилки трясутся? — шепчет он,  мягко приподнимает уголки губ,  проводит рукой сообразно моим плечам.
— Пусти…
— Почему страшно? Объяснишь?
Я дрожу, хлебогрызка стучат от неконтролируемых импульсов страха.
-Кто ты? Лешего) приходишь?
Он  медленно  качает головой, непроницаемые серо-голубые фары мерцают равнодушием.
— Слишком много вопросов.
Воздух становится ледяным, тысячи льдинок врываются в мое душа. Я тревожно поглядываю на него из полуопущенных ресниц, стискиваю болезнь.
— Я знаю, что тебя зовут Адам. Твои волосы цвета красного дерева. А глазищи…
— Хватит, — с едва заметной угрозой шепчет он, в рассуждении сего касается моих ресниц, волос, рук. Словно ветер.
— Увидимся — и исчезает.
Некто ушел, а я до сих пор дрожу, пытаюсь не всплакать.  Но в итоге засыпаю от переутомления..  Во сне я вижу стальные лупетки.. Глаза Адама?