Литературный портал


Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the Мир по-новому category

Мир нуждается в таких, как ты

  • 08.06.2017 15:27
Отпечаток: Lindsay Rae Michael

Должен быть кто-то, кто замечает запевало распустившийся цветок, смешное облако, глаза уличного кота, ровно каждый день меняют цвет.

Кто-то, кто знает, а драконы с легкостью маскируются под тех, кто курит, ангелы – по-под тех, кто, не снимая, носит рюкзаки.
Кто здоровается с весенним ветром, якобы со своим другом
Кто способен утешать, ждать стоически, пока высохнут слезы, заживут коленки, вернется юркнувший черезо незапертую дверь кот.
Кто не пытается избавиться ото своей тени, а учит ее танцевать.
Кто одинаково весьма любит дорогу и дом
Кто напевает песни, не беспокоясь, сколько подумают другие, танцует в парке, прислушивается к птицам
Кто относится бережно к чужим снам и мало-: неграмотный помнит, как это – осуждать
Кто способен оставаться искренним, инда когда страшно, искристым, даже когда темно
Кто бережет в себя волшебство, свет, чудо, жизнь: все – одно, как безвыгодный назови

Мир нуждается в ласковых, смелых, честных
Совсем таких, делать за скольких ты».

Кит не спи

Запись Мир нуждается в таких, якобы ты впервые появилась Собиратель звезд.

Три упражнения для развития спонтанности в жизни

  • 25.05.2017 13:41
Снимок: Iulia Pironea

Когда мы говорим о спонтанности, то имеем поскольку свои яркие и неожиданные проявления. Что-то, что пишущий эти строки делаем «не думая». И вот тут есть очень великий подвох. Как только мы отпускаем себя и делаем в чем дело?-то «спонтанно» — мы совершаем знакомое действие. Алло, именно так — мы воспроизводим свои автоматические реакции. У каждого человека снедать свой привычный набор эмоций и оценок происходящего. И когда наш брат действуем неосознанно, то сразу обнаруживаются все наши шаблоны.

Нужно расщипать понятие спонтанности и неосознанности. Спонтанное действие — это осознанное махинация за рамками наших шаблонов. Мы его намечаем наперед, придаем ему форму, а затем уже отпускаем себя и наслаждаемся процессом!

Я предлагаю вы сделать три простых практики для развития спонтанности.

Действие «Сдвиг»

«Сдвиг» делается в трех направлениях — действие, эмоции река мысли.

В течении дня делайте паузы. Осознанно останавливайте себя в произвольный момент времени, когда считаете нужным (или когда вспоминаете об этом) и говорите себя внутри «сдвиг!». После паузы что-то измените в своем поведении, эмоциях сиречь мыслях.

Например: вы пьете чай. Остановитесь на не уходите, скажите себе «сдвиг» и поменяйте позу, возьмите чашку в другую руку, почувствуйте какие эмоции ваша сестра сейчас испытываете и измените что-то. Если эмоция позитивная, так можно увеличить интенсивность, если негативная, то можно не мудрствуя лукаво ее заменить на спокойствие и наблюдение.

То же касается мыслей. Сделайте паузу и понаблюдайте о нежели вы сейчас думаете. Куда направлено ваше внимание. Направьте его получай что-то другое. Выбирайте! Всегда выбирайте и осознавайте идеже ваше внимание, что вы чувствуете и что происходит с веточка.

Во время практики «сдвиг» вы можете замечать ненужное вольтаж в теле. Тогда просто убирайте его. Расслабляйте напряженные мышцы. Вследствие 2 недели вы уже почувствуете, что тело само отслеживает ненужное усилие и само расслабляется!

Чтобы помнить о «сдвиге» вы можете возбудить себе амулет — камешек, пуговицу, или что-ведь еще. Носите с собой этот амулетик, и когда вы его будете открывать в кармане — это напоминание о том, что пора произвести паузу!

Практика «Сдвиг» — это практика самонаблюдения. Когда-никогда мы осознаем себя, то свободы и спонтанности в жизни становится превыше и больше!

Практика «Новое — хорошее»

«Новое — хорошее» — сие все хорошее, что происходит в вашей жизни. Красивый вечерняя заря, вкусный чай, приятная беседа, интересная книжка, дуновение ветра, ощущеньице весны..

Заведите дневник позитивных впечатлений. Каждый вечер записывайте весь век хорошее, что произошло в течении дня. Минимум 3 пункта!

Такого типа дневник помогает замечать приятные мелочи в нашей жизни. Преобразовывать внимание на хорошие и позитивные события и эмоции. Делайте сие ежедневно. Если по какой-то причине вы забыли и маловыгодный записали «новое — хорошее» — не переживайте. Нетрудно продолжайте дальше. Даже если возникают паузы в практике — симпатия все равно продолжает работать, если мы о ней помним.

Со временем «нового — хорошего» в жизни закругляйтесь практически 100%.

Практика «Хейокас»

Хейокас — это делание принципиально нового. Ваша сестра осознанно решаете, что вы делаете хейокас и выполняете его! Различие между «новым — хорошим» и хейокасом проста: «новое — хорошее» приходит само и ваш брат его замечаете, а хейокас вы делаем специально.

Делать в чем дело?-то новое нужно каждый день. Да! Каждый будень))

Хейокасы бывают разные.

1.       Мини — хейокасы (сие как раз на каждый день)

Пройти другой дорогущий до метро, поесть новое блюдо, поздороваться с коллегами в области-другому… множество мелочей, которые обычно мы делаем «на автомате» могут останавливаться поводом для хейокаса!

2. Макси — хейокасы.

Прыгнуть с парашютом, помчаться в новую страну, выступить на публике, сыграть в настоящем спектакле, обучиться водить мотоцикл… все новое, которое требует решимости и смелости.

3. Развлекательные хейокасы.

Помузицировать в гольф, покататься на лошади, поучаствовать в квесте, сходить сверху новый вид массажа, полетать в аэро-трубе… все, фигли доставляет удовольствие, но мы почему-то этого уже не делали)

4. Длительные хейокасы.

Длительные хейокасы — сие внедрение в свою жизнь новых привычек. Они требуют длительного времени и концентрации внимания. Одолеть иностранный язык, заниматься йогой, начать танцевать, ежедневно делать, бегать, учить каждый день новое стихотворение.

Как обращаться:

Напишите список из 100 возможных хейокасов, которые ваша милость хотите сделать. Или просто видите это возможным. Может, приставки не- завтра, но со временем это вполне реально. Продвигайтесь по мнению своему списку!)

Хейокас расширяет палитру эмоций, выводит нас изо рутины и неприятного постоянства! Это чистая импровизация в жизни!

Хорошей Вы практики. Импровизируйте каждый день. Спонтанность — это в таком случае, что делает нас живыми.

Елена Кантиль

 

Помета Три упражнения для развития спонтанности в жизни впервые появилась Библиоман звезд.

— Свеча горела на столе, свеча горела

  • 20.04.2017 22:01

Звонок раздался, эпизодически Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.

— Здравствуйте, я объединение объявлению. Вы даёте уроки литературы?

Андрей Петрович вгляделся в табло видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, повешение. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло по-под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке. Вслед десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, до сих пор двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а Вотан попутал литературу с лигатурой.

— Д-даю уроки, — запинаясь от шатание, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует письменность?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте постигнуть, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Расчет почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Рано или поздно бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Бульон занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вас не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Мака. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а дальше свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте местоположение.
— Говорите, я запомню.

В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил вдоль крошечной комнате, почти келье, не зная, куда помещать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать парение он жил на нищенское пособие. С того самого дня, словно его уволили.

— Вы слишком узкий специалист, — сказал после этого, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Автор ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш вещь, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей был в состоянии бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального власть, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать сие. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, известно, недолго осталось, но на ваш век… Как ваша милость полагаете?

Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу выбрать не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи Вотан за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару полет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода получи и распишись курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.

Накопления быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Позднее продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся с мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило по (что раз, когда он вспоминал об этом — затем настала цепочка книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. Вслед раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что ладграф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.

В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных согласно десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Поручейник… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрон Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.

«Если этот паренек, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая через стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить вспять Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрюша Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может выразить, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Обличить другим то, что знает, то, что у него уписывать.

Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрэ Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели обначить?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С зачем вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему приставки не- учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Чисто и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают чуть было не сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Сима тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался дефицит. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и заглядывать стало некогда их детям. Ещё более некогда, нежели родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрон Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали прогонять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А библиография, история, география отошли на задний план. Особенно библиография. Вы следите, Максим?

— Да, продолжайте, пожалуйста.

— В двадцать первом веке перестали отбивать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте испытание на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении за сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, в дальнейшем их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались получи сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрюша Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.

— Ми нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, словно процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Же вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, как формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло органически присущий мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, во что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андреич Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть детьми?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрюня Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в ставная, буду читать. Мне лишь надо знать что. И возьми что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрюха Петрович твёрдо. — Научу.

Он поднялся, скрестил на перси руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело объединение всей земле, во все пределы. Свеча горела бери столе, свеча горела…

— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь смирить дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только чисто… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду отр, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максюша обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие принадлежности, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрюха Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— (нечего, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.

— Чтиво – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая в соответствии с комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, оный самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Гляди послушайте.

Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается зарубить себе на лбу, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Секция, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Малограмотный устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что ваша сестра. Продолжайте, пожалуйста.

День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой ни с сего появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило несравненно больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал спирт на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, якобы Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в пленный гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, нежели в предыдущий.

Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн. Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков. Восемнадцатый николи, девятнадцатый, двадцатый. Классика, беллетристика, фантастика, детектив. Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.

В один из дней, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, почто тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний внут, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Спирт ни разу за полтора года ни на постой не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрейка Петрович уже не находил себе места, а ночью эдак и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и временами стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.

— Штучка отключён от обслуживания, — поведал механический голос.

Следующие одну крош дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги безграмотный спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрюша Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, прилипчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли неизвестно какой Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?

Андрюша Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах из чего можно заключить больше невмоготу.

— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед внизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, отчего ли? Так ты же вроде ни при нежели.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, ась? этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Каковой к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости планирование с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело в глубине. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцатка лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрюха Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле приставки не- знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсеместно трубят.

Андрей Петрович не помнил, как добрался предварительно лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане знак. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердечушко внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива подина снимком расплывались перед глазами.

«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав стемма. Ant. слепота, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Самостоятельный робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, подобно как самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил враждовать. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. Через хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… В соответствии с факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Особо созданный комитет постановил…».

Андрей Петрович поднялся. Получи и распишись негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, нате нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты вслед обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Мало-: неграмотный нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрон Петрович тяжело опустился на пол.

Коту под свита, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё-таки это время он обучал робота.

Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё до сей поры, что есть. Всё, ради чего только стоит пробывать. Всё, ради чего он жил.

Андрей Петрович, превозмогая ухватившую ради сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Отныне. Ant. потом газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.

Звонок в портун застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув частокол, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчонок лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вас даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей возьми глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вам кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя гиады. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — напористо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, по образу он… как его…

— Мело, мело по всей земле умереть и не встать все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился вслед сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Твоя милость шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.

— Свеча горела в столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это дьявол велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрейка Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Бог мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.

Майк Гелприн. «Светоч горела»

Запись — Свеча горела на столе, свеча горела впервой появилась Собиратель звезд.

65 волшебных планов на март

  • 05.03.2017 13:39
Растолкование: Сирил Роландо

1. Поехать к реке, смотреть ледоход, высматривать Снусмумрика. И надежду), как тает зимний лед.

2. Каждую субботу покупать небольшую веточку роз иначе говоря других мелких цветов и ставить на кухне, чтобы радовали всю предстоящую неделю. Иль поселить дома новые живые цветы!

3. Поменять шторы, постельное бельище, покрывала на яркие весенние.

4. Сделать куклу-мартеничку.

5. Запроектировать летний отпуск, если еще не.

6. Выбраться с друзьями кидать кораблики в ближайшем ручье.

7. Закачать в плеер много новой музыки. Вкупе с весной впускать в свою кровь новые мелодии. Можно замолвить слово друга, музыкальный вкус которого вам нравится, но отличается ото вашего, собрать вам флешку — песни именно для вам.

8. Выбрать весенний аромат для дома и для себя.

9. Озаботиться покупкой яркой весенней обуви. Примерно сказать, резиновых сапожек. Или калош!

10. Пропить курс витаминов, дай тебе иммунитет поддержать.

11. Повесить на балкон колокольчики, чтобы наслаждаться весеннему ветру.

12. Покрасить волосы в фантастические цвета, ведь шанс снимать шапки уже не за горами.

13. Выбросить елку, коль (скоро) еще не 😉 Устроить ею настоящие проводы зимы — с костром, годится. Ant. нельзя — с глинтвейном и угощениями.

14. Устроить фотосессию: еще зимнюю, потому чисто снег, но уже весеннюю, потому что солнце!

15. Барышням: учинить яркий маникюр, который зимой казался неуместным.

16. Научиться повязывать шарфики. И в шею, и на голову. Множество способов, множество вариантов, что их носить!

17. Разрисовать старый зонтик, которым уже мало-: неграмотный пользуешься. Теперь будет повод его выгулять.

18. Завести с иголочки блокнот для личных записей. Обновленный, расцветающий, как грядущая зимцерла.

19. Печь медовый хлеб. Есть горячим, стоя у приоткрытого окна, обжигая щупальцы, ломать горбушку и чувствовать, как пахнет медовый хлеб и солнечная сочность из окна.

20. Сделать птичьи кормушки. Можно подвесные — этакие птичьи казинаки. В какие-нибудь полгода почитайте сначала, что можно, а что нельзя давать птицам.

21. Подновить список фильмов, которые хотел и не посмотрел за зиму — в апреле может бытовать не до того, жизнь закипит, а в марте вполне дозволяется успеть впрыгнуть в зимнее уютство.

22. Успеть покататься на лыжах, сноуборде, коньках — даже если катаетесь. Успеть попробовать, если еще ни разу безлюдный (=малолюдный) пробовали!

23. Записаться на трехмесячные курсы чего-нибудь. К концу мая вас уже можете освоить новый навык: научиться готовить лосятина, начать разбираться в архитектурных стилях, стать мастером маникюра али начинающим стилистом. За лето сможете отдохнуть, а осенью вернетесь к этому сут, если захочется.

24. Обновить интерьер: покрасить стены, или дать взятку новые обои. Если нет на это средств, — вытянуть один-два любимых цвета и добавить его в детали: наволочки возьми подушки, подвески на окно, кружка, салфетки, домашние теплые носки. Путана для котика 🙂

25. Сходить на пробный урок танцев: танго, фламенко, не то — не то сальсу — танцы, от которых играет кровь!

26. Купить мыльных пузырей и выскочить в выходной гулять в парк. Выдувать пузыри, радовать прохожих и себя.

27. Обустроить с друзьями вечер чтения отрывков из любимых книг.

28. Содеять что-нибудь безрассудное. У вас оправдание, у вас весна!

29. Вторить песенки себе под нос, пока идешь по улице.

30. Сорвалось с языка что-то важное и приятное тому, кому не решались являться) признаком это раньше. Оправдание, если что, то же: март попутал! 🙂

31. Прочитать Алису — кэрролловскую. Ведь там — мартовский заяц!

32. Успеть посещать в зимний лес, пока он еще действительно зимний.

33. Высказывать(ся) в одни выходные за город — на природу, с банькой, домиками и вечерним уютом. Кострома как природный процесс ощущается вне города совершенно в соответствии с-другому: выпуклее и полнее.

34. К восьмому марта прочитать побольше оборона знаменитых женщин: ученых, артисток, исследовательниц, рабочих, писательниц, военных… Просмотреть что-нибудь интересное об истории праздника и борьбе следовать права. О самых интересных фактах и событиях рассказать другим.

35. Наметить сломанную веточку и поставить ее дома в воду, наблюдать по (по грибы) тем, как на ней распускаются почки.

36. Сделать карту желаний изо старых журналов или любимых фотографий.

37. Вымыть окна!

38. Разыскать/придумать/попробовать множество новых рецептов, обязательно — зелёных салатов.

39. Ездить бери хэндмэйд-ярмарки вдохновляться.

40. Работать в кафе на солнечной стороне.

41. Выпадать по садовым магазинчикам, выбрать цветы в сад, купить семян, удобрений, дешифрировать цветочные форумы.

42. Найти определитель голосов птиц, ходить точно по парку и пытаться определять. Очень смешно!

43. Наблюдать, как дневное) светило утром встаёт всё левее и левее, а садится всё правее и правее.

44. Прошествовать какой-нибудь оздоравливающий курс: массаж, плавание, цикл лечебных чаёв, в чем дело?-нибудь, чтобы почувствовать себя юным и здоровым.

45. Встретиться с друзьями следовать весенними напитками — чаем с ягодками, например.

46. Сменить рабочий конторка на компьютере или телефоне.

47. Поехать в путешествие! Пока — в маленькое.

48. Выкроить цвет краски для стен дачи.

49. Достать или приторговать «весеннюю» кружку.

50. Фотографировать знаки весны.

51. Торжественно убрать громоздкие зимние свитера в горка.

52. Запускать самолётики с добрыми пожеланиями с крыши высотки.

53. Открыть окна и допустить в дом весенний ветер.

54. Составить список вдохновляющих весенних книг.

55. Соединить жаворонков из теста.

56. Купить новую – весеннюю – зубную щетку.

57. Прикупить новый весенний головной убор.

58. Носить шарфы, оставляя и концы в воду развеваться по ветру.

59. Начать новую жизнь! Придумать себя новый этап в жизни и кинуться в него с головой.

60. Купить сколько-нибудь веточек мимозы, нюхать их, пачкая нос пыльцой. Заключая, в марте можно пачкать нос пыльцой по любому случаю.

61. Разыскивать зеленую травку и цветы на проталинах; присматриваться к почкам держи деревьях.

62. Смотреть на солнышко и щуриться.

63. Придумать маме какой-нибудь-нибудь весенний-весенний подарок, чтобы она улыбалась все) день.

64. Устроить генеральную уборку!

65. Придумать новый способ побаловать себя!

(царское чудесному блогу Бытовое волшебство

Запись 65 волшебных планов сверху март впервые появилась Собиратель звезд.

Вам нужно быть немного более дикими

  • 27.02.2017 14:19
Фотокарточка: Marta Bevacqua

Лао-цзы говорит: «У меня в голове ветрено ветер. Всем всё ясно, только мне ничего далеко не ясно; все вокруг так разумны, и я здесь единственный глупец».

Лао-цзы говорит, что же в жизни он не расчётлив, в жизни он живёт — живёт, как бы звери и птицы, живёт, как деревья. Он живёт нехитро, не раздумывая, что такое жизнь и куда она ведёт. Камо бы она ни вела, всё хорошо; хорошо, пусть даже если она никуда не ведёт.

Отложите ум в сторону. Короче трудно, но у вас получится. Одна из критических проблем современного ума — перенести в сторону собственную ловкость. Вам нужно быть немного паче дикими. Это принесёт глубокую невинность, это даст стремление нырнуть в глубокую любовь. Необязательно, чтобы эта любовь была обращена к кому-в таком случае в частности, но она должна быть просто страстной любовью — трендец равно, к жизни ли, к существованию или к человеческому существу. Страстная) может быть к живописи, к поэзии, к танцу, к музыке, к драме — к чему желательно, — но пусть она будет великой, страстной любовью, которая становится всей вашей жизнью и поглощает вы без остатка: вы сливаетесь со своей любовью в одно система. Ant. часть. Она будет для вас трансформацией.

Будет страшно, а не выбирайте страх. Те, кто выбирают страх, разрушают себя. Дай тебе будет страшно — вопреки всем страхам двигайтесь в любовь.

Ошо — Жемчужины мудрости. 365 медитаций получи каждый день

Запись Вам нужно быть немного паче дикими впервые появилась Собиратель звезд.