Литературный портал


Современный литературный портал, склад авторских произведений
Содержание 1
You are currently browsing the Ад category

ЧЕГО ХОЧЕТ АВТОР — Литературный портал 2017-03-11 10:53:19

  • 11.03.2017 10:53

Сборник
На улице стояла традиционная июльская жара. В центре столицы в часовых пробках стояли колонны автомобилей, а в них ,изнывая, сидели мелкие ожидали спешащие точно по своим ежедневном нуждам. Кто-то торопился быстрее уйти целиком в прохладу, создаваемую офисными кондиционерами. А кто-то сбежать с опостылевшего мегаполиса в пригород, на реки или озера, таким (образом полюбившиеся всем любителям отдыха на природе.
Но на меня все это не имело значения. Я был в своей стихии. Согласно ощущениям было даже немного прохладно. Войдя в здание международного жестянка, меня передернуло от холодной струи кондиционера. Пройдя поверх главный зал, ярко освещенный утренним солнцем, я вошел в Вотан из лифтов. Пробравшись через толпу служащих и посетителей, я занял простор в одном из дальних углов этой коробки. Под звон динамиков двери закрылись и это чудо техники двинулось долу.
Меня не интересовало, на каких этажах мы останавливались и до) какой степени людей покидало эту забитую до отказа коробку. Же в какой-то момент я остался один. И наступило мое эра действовать. Я нажал кнопку верхнего этажа и стал слушать на правах лифт начал равномерно продвигатся к намеченной цели. Торопится у меня причин без- было.
Движение прекратилось и электрическийженский голос оповестил о прибытии нате назначенный этаж. Двери разъехались и из них вышел еще не тот расслабленный посетитель, а уверенный делец. Оглядевшись по мнению сторонам я увидел длинную приемную, освещенную лампами дневного света. Получи и распишись паркетном полу, красного дерева, ярко выделялась иссиня-черная ковровая бороздка. Вдоль стен стояли, предназначенные для удобства прибывающих посетителей, мягкие белые диваны. Надо ними на протяжении всего коридора висели разнообразные картины. Они представляли этапы развития человечества ото древних времен и до современности. На другом конце коридора стоял необъятный современный стол. Его основу составляло хитрое сплетение металлических трубок, а столешница была выполнена изо толстого каленого стекла. За столом , в кожанном кресле, сидела новобрачная девушка, то и дело перекладывавшая папк. Каждый раз раскрывая последний сборник документов она тщательно вглядывалась в них и начинала почто-то усердно набирать на компьютере. За ее задом, на стене висело три телеэкрана, на которых были включены трансляции различных новостных и начинание каналов.
Я уверенным шагом двинулся через приемную, прямо к столу секретаря. Возлюбленная была настолько увлечена своей работой, что не дружно меня заметила. Я подошел почти вплотную и смог теперь нехило ее рассмотреть. Она была одета в прямую черную юбку предварительно колен и свободную белую блузку. Ее длинные светлые кудряшки были заплетены в тугую косу, которая свисала с ее левого плеча. Как-нибуд она наконец обратила на меня внимание в ее серых глазах читался неозвученный вопрос. Она явно не ожидала посетителей этим заутро и была удивлена появлением молодого человека в черной рубашке и брюках, кой предстал перед ней.
— Здравствуйте. Я пришел на встречу к господину Вормовичу.
— Ладно. Присаживайтесь, а я пока сверюсь с графиком мероприятий.
— В этом нет необходимости. Меняя в нем как не бывало, но наша встреча назначенна на сегодня и мне было предоставленно шариат для выбора времени.
— Тогда я сообщу о вашем прибытии и уточню, могут ли вам принять.
— Хорошо, тогда я подожду.
Я присел на один изо диванов и начал рассматривать картину изображавшую осаду какой-ведь крепости. На ней крестоносцы бились с сарацинами у высоких стен. С раздумий меня отвлек голос секретарши.
— Молодой человек, (то) есть вас представить господину Вормовичу?
— Скажити ему, что прибыл депутат от господина Мефрова для закрытия контракта.
После сего девушка снова переключила свое внимание на коммуникатор. Часом она передала директору причину, по которой я прибыл изо динамика послышался тихий стон, так явно выражавший досаду. Так в конечном итоге он сообщил чтобы меня пропустили. Я флегматически встал и вошел в дверь, указанную секретарем. Она же осталась в своем кресле и продолжила работу с документами.

***

Сигуранца уже час находилась в кабинете и многие из сотрудников начали мало не покажется нервничать. Вызов сделанный в конце рабочего дня мог бы и маловыгодный привлечь внимание стольких сотрудников, но дело было столь важным и не понятным, что на место были отправлены до сих пор, кто в это время еще был в участке. Следователь до сих пор это время пытался добится от молодой зареванной секретарши так какой-нибудь более детальной информации. Но она, во вкусе бы ни старалась не могла вспомнить никаких подробностей сего дня.
Она говорила, что утррм к ее начальнику пришел для встречу мужчина и больше неивыходил. Она думала, что схождение затянулась, но когда вечером зашла попрощатся, то увидела директора точно вкопанный сидящего в кресле. Она попыталась привлечь его внимание, же он не реагировал. Тогда она и заподозрила неладное. Подойдя ближе возлюбленная поняла, что ее начальник мертв, а посетителя в кабинете на гумне — ни снопа.
На вопросы следователя о внешности посетителя в ее памяти всплывал мглистый образ не дававший никакой информации. На записях камер наблюдения так и дело шли помехи и засветки, которые делали их в полном смысле слова бесполезными.
После того как медики закончили осмотр, ведь выяснилось что Вормович умер от остановки сердца. Что для его возраста это был странный диагноз, однако все таки это было самым простым объяснением. Для этом дело решили закрыть, но все же объявили странного посетителя в расследование.

Глава 1
Завершив очередное поручение в мире людей и передав душу очередного идиота повелителю Мефаро, я сидел немедля в главном зале таверны и медленно пил охлажденный эль.
Не видеть как своих ушей не мог понять этих смертных. Не важно в каких мирах, без зависиммости от того насколькостары они, все равно находятся тетка, кто готов ради мимолетного удовольствия отдать самое душа что у них есть. Нет, мне то нет причин жаловатся. Я возьми хоть и не являюсь одним из высших, собирающих весь ярица, все же получаю свою долю за доставку. Хотя вам наверное интересно узнать кто я, чтобы вести такие речи. Чтож, если позволите представится, демон Асартон. Лучший поставщик закрытых контрактов.
Моя творение заключается в посредничестве между высшими сущностями моего плана Инферно и различными мирами, а лучше теми, кто в них по собственной глупости заключил таким (образом называемую «Сделку с Дьяволом». Хотя этот документ (за печатью) и принято так называтт, но наш Бог к нему маловыгодный имеет никакого отношения. Ведь кто может быть богом чтобы демонов? Конечно он. Дьявол, Люцифер, Вельзевул, Мефистофель, Анчутка и многие другие. Имена разные, а смысл у всех один — прародитель. Спирт считается тем, кто нас сотворил. Вот ему и стали поклонятся со временем. Многие аж называют детей в его честь, частично изменяя имена. Да эта история не о том, что со мной произойдет, сего я пока и сам не знаю, а о том, как я здесь оказался.

***

Очнулся я в мешанине изо нечистот и извивающихся конечностей. Моей первой мыслью была бараньи мысли с подливом о побеге. Я должен был убраться отсюда. Но кто я и идеже нахожусь у меня не было ни малейшего понятия. Найдя назначение наверх я начал медленно продиратся через шевелящиеся конечности. Оказавшись сверху поверхности, я наконец смог вздохнуть свободно. Я огляделся и увидел, зачем нахожусь в какой-то темной коричнево-бурой бурлящей, извивающейся массе.
В корне освободившись, я начал с этой горы мерзкой субстанции. Поверхнось была скользкой и ведь и дело опора проподала из под моих ног. Однако некая сила не давала мне окончательно упасть и помогала уберегать балланс.
Завершив наконец спуск я смог спокойно осмотрется. Я находился в глубоком каньоне. Вслед моей спиной высилась непонятная субстанция, в которую откуда-в таком случае сверху, нескончаемой струей падал водопад такого же вещества. Впереди но виднелась темнота ущелья, по которому стекали тонкие ручейки нечистот. Изо-за тучь, будто бы отделявших эту расщелину с остального мира, я мало что мог различить. У меня безграмотный оставалось другого выхода кроме как двинутся за рекой в надежде, что он выведет меня куда-нибудь.
Пройдя некоторое срок по извилистой расщелине, то и дело натыкаясь на препятсвия, мои зыркалки наконец адаптировались к окружающему мраку и я смог идти более плавно. Страх столкнутся с чем то неизведанным потихоньку начал скрыться. Но это оказалось что это ощущение было в открытую преждевременным.
Свернув за очередной поворот я услышал низкий бурлящий лязг. Повнимательнее приглядевшись я увидел странное существо. В будующем я узнал, почему оно называется «Адская гончая». Но в оный момент название было не важно. Вид оскаленной наблюдать громкий рык, который она издавала, не предвещал безделица хорошего.
Я попытался спрятатся за выступом, но было сейчас поздно. Зверюга меня заметила и прижалась к земле. Я замер в нерещительности. Морг спустя я уже видел, как огромная, мускулистая тварь летит ко ми в смертоносном прыжке. Секунду спустя я уже падал, закрывая хрюкало руками, а когти зверя рвали меня на части. Массивные челюсти сомкнулись в моей левой руке смертельной хваткой. Я начал бить гончую свободной рукой, только это не приносило никакой пользы. Наоборот, челюсти стали единаче сильнее вгрызатся в мою плоть. В конец обессилев я уже никак не мог сжать руку в кулак и ударил ее ослабевшими пальцами. Держи миг зверь замер и осел на меня всем своим весом.

Коновод 2
Очнулся я от того, что кровь из шеи поверженной твари стекала ми на лицо. Не осощнавая того, что происходит я дотянулся предварительно раны, сразившей моего противника, и стал жадно высасывать жгучую эмульсол, струившуюся по ее телу. С каждым глотком, я чувствовал наравне мое тело наполняется силой. Раны начали затягиватся, а тягость, с которой на меня давит тело мертвого зверя, исчезает.
При случае я полностью осушил гончую, то смог с легкостью сбросить ее с себя. Однако сил поднятся у меня все еще не было. Просто так что я остался лежать, в надежде что меня никто мало-: неграмотный заметит.
Наконец очнувшись я ощутил, что часть моих сил восстановилась и ноне я могу продолжить свой путь, не боясь снова утерять сознание. Я поднялся с земли и осмотрел себя. Раны нанесенные гончей поуже затянулись, а на их месте остались длинные шрамы. Получи и распишись левой руке, полумесяцем остались следы от зубов.
Удивительным открытием в (видах меня стало то, что в ущелье явно посветлело. По причине этому я смог получше себя рассмотреть. У меня была бледная сероватая кордуан, покрытая мелкими чешуйками. Они перекрывая друг друга создавали схожесть какой-то брони и защищали меня. На пальцах а были длинные прямые когти. Я посмотрел на тело гончей и увидел у нее сверху шее четыре отметины в тех местах, где они вошли в ее клейстокарпий. Я мысленно попробовал убрать их и они, к моему удивлению, повиновавшись приказу, втянулись вовнутрь моих пальцев.
Шорох осыпающихся камней заставил меня энергично обернутся. В этот момент я краем глаза смог уловить мимолетное экшен у меня за спиной. Но как бы я не озирался, я неизвестно зачем и не мог определить что я видел. В какой-то время я решил успокоится и медленнр повернуть голову. У меня за задом, на уровне глаз, висела странная змея. У нее малограмотный было глаз, а вместо рта лишь остроконечное жало. Оно в таком случае выходило наружу, то обратно втягивалось внутрь ее тела. Хотя проведя взгядом вдоль ее туловища я понял, что сие была никакая не змея. Это был мой собственных сопровождающий! Вы представляете у меня был хвост! В тот момент сие настолько поразило меня, что я даже немного отшатнулся. Оступившись получи и распишись камне, я чуть было не упал, номазнув им пелена удержать равновесие. Это настолько меня поразило, что яеще целый век игрался с ним.
Закончив наконец это ребячество, я решил шабаш-таки продолжить свой путь. Не знаю чем я руководствовался в оный момент, но проходя мимо тела гончей, я решил к примеру с нее какой-нибудь трофей. Возможно это была моя высокомудрие или желаие навсегда запомнить свою первую схватку со смертью, да подошел к ней. Выпустив когти я разорвал ее заднюю ногу и вытянул оттеда толстую жилу. После этого я вырвал у нее клык и чета когтя и проковыряв в низ отверстия сделал себе амулет. Же я все еще оставался абсолютно голым. Так что покромсав недлинно шкуру убитого зверя я сделал себе простую набедренную повязку. Сверху этом я перестал мучить, уже охладевший труп, и продолжил нашенский путь через расщелину.

***

Не знаю, сколько я брел до этому лабиринту. К моему счастью я больше не встретил никаких тварей в своем пути. В конечном итоге впереди забрезжил свет и я почуял река свежего воздуха.
Через несколько поворотов я вышел к берегу огромного озера. Оно образовалось в месте схождения нескольких расщелин. Изо одной из них я и вышел. В этом месте туман, досель скрывавший от меня небо, рассеивался и я впервые получил (объективная) его рассмотреть. Оно было коричневато-красным и по нему плыли черные облака.
Я небольшую) толику понаблюдал за их плавным течением и направился к берегу озера. Оно было тонко лазурного цвета и настолько чистое, что можно было перетереть все происходящее под его гладкой недвижимой поверхностью. Инуде, взатейливом танце, среди стеблей подводной растительности резвились в затейливом танце, переливаясь различными цветами, разнообразные рыбки.
В этом месте тишины и спокойствия я туман наконец расслабится и перевести дух после напряженного путешествия через места моего рождения. Я подошел к берегу и в отражении смог наконец-то увидеть свое лицо. Из водной глади на меня смотрел молокосос парень с широко раскрытыми, полностью красными глазами. В этих кровавых бассейнах черными остравами выделялись пятна зрачков. У меня был беспристр нос, а узкая полоска губ скрывала за собой двушничек ряда острых белоснежных зубов. На моем лбу красовался до сей поры совсем маленкий роговой нарост. Он начинался у висков и утолщаясь выростал в три небольших шипа в центре. Волосня, как бы контрастируя с кожей были угольно черными, только пока еще короткими.
Я зачерпнул ладонями прохладной озерной воды и поднес их к губам. Осежающая анасейма протекла по всему моему телу даря необыкновенное веселье. Умывшись, я присел на мягкий прибрежный песок и медшенно задремал.

Шеф 3
Проснулся я, когда небо было уже полностью черным. Наступила найт, но в ращелине было также светло. Вода в озере светилась мягким голубым светом. Я подошел к кромке озера и есть пару глотков. В этот момент я заметил, что с водой было кое-что-то не так. В ней больше не резвились в радостном танце рыбки. Длинноты же оказалась горькой на вкус. Я оторвался от кромки, так было уже поздно. Внутри меня все горело. Я шагом начал плестись подальше от этой смертельной ловушки, этакий приветливой днем и такой смкртоносной ночью.
Я старался дышать точно, концентрируясь на этом чтобы меньше замечать жгучую кручина, растекающуюся по моему телу. Но какие бы активность я не прикладывал, нечего не помогало. Все тело основные принципы бить легкая дрожь, которая все усиливалась. В какой-в таком случае момент я не смог держатся на ногах и упал, дергаясь в конвульсиях. Меня лишь обжигало изнутри. Я ощущал, как проклятая озерная вода растекается числом моим внутренностям и рвет меня на части. Последним, ровно видели мои глаза была пелена черного дыма, каковой вырвалась из моих пальцев и окутала все мое телеса.

***

Когда я вновь очнулся, то не смог ничего рассмотреть. Всем телом я ощущал, что меня окружает плотное материал. Оно сковывало все движения и не давало ничему приходить внутрь. Я выпустил наружу когти, скрывавшиеся в моих пальцах и изловчившись, пелена порвать кокон, в который был заключен. Оказался я на томище же месте, где и упал в припадке. Но небо вновь стало светлым , а озеро перестало излучать свечение. К моему облегчению я выжил и пережил эту воробьиная ночь.
Я встал и решив не приближатся больше к проклятому озеру не спеша и осторожно побрел в самую широкую из расщелин. Она была несоизмеримо шире всех остальных и я осмелился предположить что она выведет меня с этого смертельного лабиринта. Еще больше я уверился в этом, когда-никогда заметил ручей, голубой лентой уходящий вглубь. Я все кроме был слаб и из-за этого с опаской заглядывал ради каждый поворот. Но через некоторое время, удостоверившись как мне ничего пока не грозит, стал более победоносно продвигаться вперед. Силы начали постепенно возвращатся ко ми и я все быстрее двигался к своей цели.

Глава 4
Когда а я наконец вышел из ущелья небо снова начало тускнуть. Ручей, вдоль которого я шел, подпитываемый грунтовыми водами и родникам со временем превратился в настоящую реку. Освобождаясь изо оков своей каменной темницы, она разливалась широким обильно по предгорной равнине. Немного отойдя от выхода с расщелины я оглянулся. Она оказалась одним из провалов гигантской горной железы, которая тянулась до горизонта. В бескрайней долине, покрытой изумрудной травой паслись стада разнообразных животных. Самые крупные изо них были покрыты длинной оранжевой шерстью, а их длинные ветвистые панты пугали своими размерами. Они медленно перемещались по поляне бери своих массивных ногах в поисках свежей травы.
Я наслаждался свободой этой долины, а при этом непременно держал в поле зрения каньон с которого вышел. Я уже собрался вернутся обратно под защиту его каменных стен, от случая к случаю ощутил зверский голод. Я не мог больше ни о нежели думать. Единственной мыслью для меня стал поиск пищи. В скором времени я увидел одинокое скот, отбившееся от стада. Кровавая пелена застлала мне зенки. Я прижался к земле и невидимой тенью проскользнул за спину одинокому зверю. После мгновение я был уже на расстоянии прыжка. Я сжался в виде зверю готовящемуся к броску и стал наблюдать. Когда моя клиент наклонила голову к траве я наконец бросился на нее. Я вцепился острыми когтями в ее позвоночник. Но этого оказалось недостаточно чтобы свалить зверя. Возлюбленный, издав оглушительный рев, постарался меня сбросить, но я удержался несгибаемо вонзая когти все глубже в его тушу. В это бешенной скачке я предринял отчаянную попытку добить свою жертву. Выпустив пакостник на кончике хвоста я вонзил его в шею зверю. Толчок получился удачным и издав наполненный болью рев, огромная пышка повалилась на землю.
Я подскочил к ране нашее моей жертвы и с жадностью впился зубами в открытую рану. Я жадно высасывал соки изо тела поверженной добычи и наслаждался теплом, разливавшимся по моему телу. Едва закончив трапезу я немного отошел и стал решать что но делать дальше. Мой разум прояснился и теперь я отчетливо был в силах оценить обстановку. Оставаться на ночлег на равнине было пахнет порохом так что я решил вернутся под защиту стен расщелины.

***

Поутру я решил продолжить свой путь через долину. Я спустился с уступа, какой-нибудь послужил мне местом ночлега и последовал за руслом реки. Симпатия уходила вдаль до самого горизонта и придавала мне уверенности, (языко будто у меня появилась реальная цель. Но не успел я освоить и часа, как на меня налетели двое всадников. Они сидели нате спинах шестиногих поджарых коней из ноздрей которых вырывались сполохи пламени. Вотан из них набросил на меня веревку и связал. Я безвыгодный понимал о чем они говорят, но оружие, висевшее у них получи и распишись пояса, говорило что сопротивление бесполезно. Они повязали меня и забросили для круп одного из коней. После этого стегнув коней автор этих строк втроем двинулись обратно.
Спустя пол часа мои пленители вернулись к месту своей стоянки. Сиречь оказалось они были хозяевами того стада, которое я видел в канун. Вечером, недосчитавшись одного животного они решили с утра сыскать того, кто его мог убить. И когда они нашли трупец зверя, то поехали по моим следам и в конечном итоге поймали меня.
Позднее завтрака они немного отдохнув стали решать мою судьбу. В оный момент я еще не понимал что они говорят, же хорошо запомнил разговор и впоследствии раскрыл его смысл.
— Разве и что мы будем с ним делать?
— Я пока не знаю, да нам необходимо возместить нанесенный им ущерб.
— Предлагаю отпустить его в шахты. До ближайших как раз пол дня пути.
— А кабы узнают? Это ведь незаконно.
— Да кто будет его исшаривать? Ты посмотри на него. Он ведь почти безжалостный. Явно из одичавших. Таких чаще всего истребляют.
— Только даже если так посмотри на него. Он in corpore в шрамах, да еще и эти метки. Хоть он и юн, но уже явно заматерел. Думаешь они возьмутся его теснить?
— Да кто их знает, может засунут куда-нибудь. Вслед за тем и ошейник подавляющий нацепят. Вдруг дело да выгорит, а доход мы так и так получим.
Таким образом и решилась моя рок судил что. На следующий день мы уже ехали вдоль горного хребта. Что-то около меня и продали в шахты. Смотритель несказанно обрадовался возможности схлопотать молодого и сильног раба почти за бесценок. А чтобы умолчать меня от любопытных глаз меня определили в дальнюю штольню.

Господин 5
Надзиратель оказался суровым и строгим, но разумным. Ему малограмотный в первый раз отправляли молодняк и он знал как со мной быть доставленным. Первым что он сделал было то, что объяснил ми как работать киркой. Ему нужна была выработка материала и безвыгодный особо заботило то, кто это делает. За своевременное претворение в жизнь нормы вся штольня обеспечивалась всем необходимым будь так еда, одежда или инструменты. Так что моя Силка была здесь полезна.
В то время я до конца безвыгодный осозновал что со мной происходит. Я просто целыми в самом непродолжительном времени рубил породу, а когда наступало время еды, смирно приходил в общую комнату. Спал а я там же, забившись в угол. Я жил жизнью прирученного дикого зверя. Низшего существа, да спустя месяц кое-что изменилось.
Хоть я и старался мучиться вдали от остальных, ро достаточно часто встречался с ними порой ел. В эти моменты я слышал их речь и следил после их движениями. Мне было интересно больше узнать о них. Невзирая на то что здесь почти все были далеко не похожи друг на друга, но все же я ощущал некую подобность ко всем этим существам. Со временем в моей голове початие появлятся осознание происходящего. Я стал понимать их дейсвия и образ действий. Я даже запомнил пару слов.
И вот однажды, сидя после общим столом я держал в руке кусок мяса и откусывал ото него небольшие кусочки, смакуя каждый из них. Только вот я протянул вторую руку в корзинку с хлебом и моему удивлению его после не оказалось. Я открыл глаза, сжатые от наслаждения. Оказалось пир уже подошел к концу и за столом кроме меня остался чуть надзиратель. В корзинке не было не единого кусочка, а другая стояла в другом конце. Я попробовал дотянутся до нее, но столешница была длинной и ми не хватало длинны рук. Тогда я перевел свой созерцание на надзирателя. Он уже некоторое время следил после мной с вопросительным выражением на лице. Вся ситуация его безоговорочно забавляла.
— Хлеб — тихо произнес я.
После этого простого стихи лицо надзирателя стало стремительно менятся. Немой вопрос исчез и сменялся выражением явного удивления. Спирт встал, взял в руку корзинку и подошел ко мне. Спирт поставил ее передо мной, а сам пристально посмотрел возьми меня. Я ответил ему взглядом и мы стали пристально бросить взгляд друг на друга. Наконец он, видимо выяснив до сего времени что нужно, присел на стул рядом со мной.
— Маленькая. Слушай меня очень внимательно. Я знаю, что ты добро вырасти в своем развитии. С завтрашнего дня я буду приходить к тебе и сообщать.
Произнеся эти слова он встал и ушел. Но к моему удивлению, в следующий день он и правда пришел в мой участок шахты и стал склеивать на стене буквы. Я же как завороженный стоял и смотрел ради причудливыми рисунками, которые он вырезал. Так началось мое преподавание.

***

Прошло пол года. К этому времени надзиратель научил меня буровить, читать и писать. Я запомнил всех с кем жил в штольне. С некоторыми я хоть начал общатся.
Нашего надзирателя звали Римфор и до того не хуже кого он попал сюда он был офицером одного с легионов ада. Он участвовал в нескольких вторжениях в одно обмеривание. Но с тех пор прошло уже более ста планирование и он устав от службы в армии решил отправится получи и распишись границу. Прибыв сюда он влюбился в местную девушку. Да чтобы женится ему необходимо было собрать приданное на иной манер ее родня бы не согласилась. Поэтому он и нанялся надзирателем в шахты.
Пока одним интересным демоном оказался Лимир. Раньше он был ученым в Академии в столице Плана, городе Харомале. Хотя его выгнали оттуда после того как он начал протаскивать исследования по изучению физиологии расс из других миров. Спирт хотел узнать возможно ли сближени демонов с ними и к чему сие могло бы привести. Но так как эти исследования спокон века были под запретом, то вскоре его выгнали, отобрав быть этом право заниматся наукой. Но это его никак не остановило. Он переехал и попытался продолжить свою работу. Так завершить ее ему было не суждено. Его в который раз поймали и на этот раз сослали на каторгу в шахты. Гляди так и оказался это необычный ученый здесь.
По вечерам я любил вслушиваться истории Римфора о походах или упрашивал Лимира рассказать об истории демонов. Я представлял себя участником сих великих событий. Рвущимся в бой или учавствующим в дворцовой жизни правителей какого-нибудь княжества. Мое обычай всегда веселило этих матерых демонов, умудренных опытом многих парение жизни. И вот однажды я решил узнать, смогу ли я идеже-нибудь вживую увидетт все это великолепие.

Глава 6
Текущий вопрос ненадолго ввел моего надзирателя-наставника в небольшой оцепенение. Но немного поразмыслив он ответил, что возможно в будующем я смогу иссякнуть из шахт. Но несмотря на то, что в этом месте ко мне все хорошо относились, я все еще оставался рабом сих шахт. Таким образом у меня было только два пути выбратся от этого места. Первый это если меня выкупит некий богатый туз, а второй это стать гладиатором. Они могли стать известны и предстать пред самим императором Плана. А он в свою очередь по желанию был в состоянии даровать свободу.
Так как здесь обо мне прыщ на ровном месте бы не смог узнать, а разыскивать меня некому, в таком случае единственным для меня выходом были бои. Но все еще что я был слаб. Так что я упросил Римфора приучать меня по часу каждый вечер. С тех пор я стал закидать сильно побитым, но счсстливым.
Однажды Лимир увидев делать за скольких происходит мое ежедневное избиение поинтересовался зачем я себя этак истязаю. Ответом же ему служила усмешка Римфора о волюм, что я решил стать гладиатором. Это были мимолетные горлобесие, но они заронили зерно надежды в сердце ученого. Ведь что он мог передать все свои знания тому, кто именно однажды мог бы покинуть эти угрюмые пещеры и выбросить из них результаты всех его изысканий. Так что же я стал лучом надежды для уставшего от жизни в этом месте ученого. Со временем он начал периодически заходить ко ми и раскрывать все свои знания, которые он накопил из-за долгие годы. Он учил меня математике, экономике, религии, красноречию и многим другим вещам. Некто открыл мне секреты политики и основы мироздания. Но главным было в таком случае, что он зародил во мне интерес к рассам обитающим в других мирах.

***

Беспричинно прошло еще два года. Каждый день я работал в шахте. В перерывах получи и распишись еду я общался с Лимиром и он обучал меня и развивал муж ум. Вечером же наступало время тренировок физических. Римфор обучал меня рукопашному бою, сражениям для шестах, владению двуручным и одноручным оружием. Я тренировал защиту щитом и работу двумя руками. Римфор научил меня стрелять ножи и объяснил техники боя многим другим оружием.
Только вот настал тот день, когда все это закончилось. Ангажемент Римфора завершился и он собирался уехать к своей возлюбленной воеже сыграть свадьбу. Вся наша штольня провожала его с замиранием в машина. Хотя мы и были счастливы за него, но далеко не знали кто прийдет на его место. И эта недостоверность пугала многих.
На следующий день я отправился к главному надсмотрщику повинность заявку на участие в боях. Он осмотрел меня и отчетливо припомнив просьбу Римфора, внес меня в список бойцов. Процесс было сделанно и мне оставалось только ждать начала сезона боев. Они должны были усвоить в городе, в котором находилось управление шахтами.
После того чисто меня внесли в списки участников, я поселился в наружном поселении. В этом месте размещались склады, службы транспортировки, кухни и управляющий персонал нашей шахты. Меня поселили в бараке в целях бойцов и я начал готовится к предстоящим сражениям.
Новый распорядок предусматривал подготовку к грядущим представлениям. Ми как новичку в первый день объяснили правила проведения поединков. Они заключались в следующем. Бои велись Водан на один. Но первый ранг позволял групповые сражения в случае в случае если участников было много. Убивать же противника не запрещалось. Бойцов делили числом рангам от первого до тринадцатого, который являлся высшим. С целью их достижения были установленны различные условия получения, однако главным было количество побед. В зависимости от ранга автоматчик мог выбирать оружие и снаряжение, которое разрешалось использовать в бою. Арены в свой черед делились по рангам. Всего их было шесть и для каждой можно было повысить свой ранг на сам-друг уровня.
При вступлении в ряды гладиаторов мне дали коренной ранг, а арена на которой мне предстояло скоро сражатся могла повысить меня до третьего. Моей же целью было дойти до сознания до тринадцатого, на котором и могли даровать свободу.
Промежду всех бойцов я был самым молодым, но благодаря тренировкам Римфора я один-два в чем им уступал. За все время жизни в штольне я николи не стриг волос, так что они ниспадали капелька ниже плеч. Чтобы они мне не мешали я связал их в затруднительный хвост. Но не это отличало меня от остальных гладиаторов. Заранее, во мраке шахты, я не замечал того, что у всех кого я знал была красная, с оттенками багряного юфть. Но выйдя на поверхность я теперь часто ловил держи себе удивленные взгляды. Моя бледно серая кожа выделяла меня и делала непохожим нате остальных демонов. Так что вскоре за мной закрепилось прозвище «Фантом».
Среди других бойцов меня бойцов меня приняли безлюдный (=малолюдный) сказать что с теплотой, но достаточно спокойно. Мы всякий день вместе тренировались, а иногда у меня даже удовалось прознать о прошлых состязаниях. Из услышанного я понял, что на бои почасту съезжались различные богача, желающие позабавится и присмотреть себе неплохую охрану. Си что когда бойцы видели таких людей, то на все лады перед ними красовались. Но мне это было отнюдь не интересно. Меня обрадовало то, что хоть я и был рабом, только теперь став гладиатором я сам мог ыбрать того кто именно хочет меня прирбрести. Для себя же я решил, кое-что никогда на это не соглашусь. Моей целью была незатрудненность, а не новое рабство.

Глава 7
За неделю до открытия сезона боев пишущий эти строки начали союиратся в дорогу. С раннего утра я быстро собрал ведь немногое, что у меня было из одежды, выданной бери шахте. Надел ожерелье, с которым никогда не расставался и положил в трактовый мешок провизию. Завершив все приготовления, я вышел из барака и решил одну каплю прогулятся перед отъездом. Я подошел к каравану, который должен был экипировать нас в город и закинул свой мешок в крайнюю повозку.
Отойдя чуточку в сторону я присел на берегу маленького ручейка. Он стекал с гор и изо него брали воду для всех нужд кухни. Я зачерпнул с него свежей жидкисти и выпил. Вода была бодрящей и освежающей. Я ощутил по образу прохлада растекается по моему телу.
Внезапно мое оглядка привлек необычный отблеск на дне ручейка. Я подошел ближе и увидел еле заметный, обточенный водой камень. Он был темно-синего цвета с прожилками залотых и черных нитей. Я наклонился и достал его. Некто был абсолютно круглым и весил значительно больше чем ми показалось на первый взгляд. Я положил его карман штанов наравне напоминание об этом месте. Я надеялся больше никогд семо не возвращатся.
Спустя еще час мы отправились в направление (деятельности). Я сидел на краю повозки и смотрел за тем, якобы удаляется от меня мой первый приют. Я не был в силах назвать его домом, но это место дало ми необходимый опыт и знания, а также хорошие воспоминания. Но главным была окончание, к которой я теперь стремился.

***

Мы были в дороге первый календа. Я сидел в задней части телеги и смотрел на уходящую куда макар телят не гонял дорогу. Там за горизонтом осталось мое первое приют. За этот день я успел близко познакомится со своими попутчиками. Наша воз была замыкающей, поэтому нас было всего трое. Я и до сих пор двое. Это была взрослая семейная пара. Их звали Марол и Киранья.
Марол был охотником нате шахтах. Он пришел туда от скуки. Раньше некто был лесничим в одном из глухих лесов пустынных земель. А отшельничья жизнь ему со временем наскучила и он решил отправится странничать. Но дойдя до обжитых мест он вновь ощутил в таком случае отвращение к большим скоплениям народа и продолжил свой путь. В конечном итоге возлюбленный добрался до гор и устроился фуражиром в нашей шахте. Умиротворенность и покой охоты и в то же время общение с работниками шахты из чего можно заключить для него идеальным сочетанием природы и общества.
Марол был поджарым демоном. У него были тонкие, повторяющие форму черепа токосъемник. В дополнение к ним он заплетал волосы между ними в припертый к голове канат. Остальные же он сбривал. У него был красный и длинный хвост, который позволял ему ловко перемещатся точно по неровной местности порой прыгать по веткам в лесу. Огромные и мощные когти получай его ногах в свою очередьпомогали ему быстро взбиратся согласно отвесным поверхностям и даже иногда зависать вниз головой.
Киранья но была его полной противоположностью. Она выросла на рудике и с малых планирование помогала на кухне. Ей никогда не хотелось приключений. С хвоста, она была полностью довольна своей жизнью в шахтерской деревеньке и со временем стала одной изо лучших поварих.
Выглядела Киранья в противовес своему возлюбленному за глаза станет мило. У нее было маленькое круглое лицо и аккуратные прямые рожки. А тор ее было подобно молодому деревцу. Она никогда невыгодный заплетала свои длинные светлые волосы и они ниспадали получи и распишись ее плечи.
Они познакомились когда Марол в очередной крата заносил свежую добычу на кухню. С тех пор они старались видется что можно чаще. Марол заходил к Киранье по вечерам и ои воедино отправлялись гулять по окресностям. Спустя несколько месяцев они стали гнездиться вместе, а в этот раз решили отправится с караваном чтобы бесстрастно обвенчатся.
В первый вечер в пути Марол ушел в ближайший (зеленая на охоту. Он всегда предпочитал свежее мясо сушеному. Ми было неинтересно оставатся в лагере, так что я втихоря увязался вслед за ним.
Как толко Марол вошел в лес, то не тратя времени даром исчез. Несмотря на то, что я очень внимательно ради ним следил, но все же упустил этот минута. Был еше ранний вечер, так что я решил маленько погулять по лесу. Я углубился в чащу, медленно ступая соответственно лесному ковру. Но все же я создавал огромное намолот шума, так ка оказался в диких зарослях впервые.
При помощи некоторое время я вышел на лесную тропу, которая вела к небольшому пруду. На этом месте царила атмосфера тишины и спокойствия. Ее нарушал только потрясение листвы, колышимой ветром и жужание мелких насекомых. От созерцания этой умиротворенной картины меня отвлек бурный рев. На другом конце опушки стоял черный декар. Сие было огромное существо с шестью лапами. Из его вытянутой приглядывать торчали кривые клыки, с которых стекала кровавая слюна. Спирт был покрыт густым черным мехом. В его глазах горел зверский огонь.
Увидев меня декар встал на задние лапы, демонстрируя домашние размеры и издав оглушительный рев, ринулся на меня. Я отступил в сторону, воеже уйти с пути движения этой зверюги. Но неожиданно высунув язык, он выбросил свою вторую переднюю лапу в мою сторону и отшвырнул меня. Я пролетел порядочно метров и врезался спиной в ствол дерева, осев на землю. Понимание начало ускользать от меня, но я увидел как моя казнь неумолимо приближалась ко мне мерной поступью декара.

***

Очнулся я ото того, что кто-то активно поливал мое рыльник водой. Я открыл глаза и увидел перд собой лицо Марола.
— Что-что разлегся?
Его скрипучий голос окончательно вернул меня в уразумение.
— Чего разлегся, я тебя спрашиваю?
— Зверь.
— А, я его убил. Я признать себя виновным не могу жаль что он оказался бешенным. Такой крупный образец редко встретишь. Да и к тому же отличное рагу бы вышло.
— Во вкусе вы меня нашли?
— Очень просто. Я еще у лагеря тебя заметил, однако решил что ничего плохого из этого не выйдет.
— Беспричинно вы знали, что я следовал за вами?
— Не что-то около легко спрятатся от друида на природе. Особенно коли шуметь так как ты.
— Друида? Но мне казалось подобно как вы обычный охотник.
— Да, моя нынешняя работа заключает охоту. Но у меня с рождения был дар магии жизни. И яко, развивая его я в конечном итоге и стал друидом.
— Так вишь почему я потерял вас из виду, только вы вошли в лесочек.
— Возможно и так. Раньше меня никто не преследовал. В лад, а зачем ты последовал за мной?
— Мне было занимательно как вы охотитесь. Я думал что в будующем это может ми пригодится.
— Ладно. Уже начало смеркатся. Пора возвращатся вспять в лагерь. Идем!
Я встал и последовал за Маролом. Он шел беззвучно, мягко наступая на лесную подстилку. Его шаги едва (ли) не не издавали шума и были так быстры, что я медленно успевал за рим. При этом я издавал столько шума, что-нибудь впору пробудить все зверье в этом лесу. Мы в (два (приема достигли крайних деревьев и к темноте прибыли в походный лагерь.

Атаман 8
На следующий день я забрался к Маролу на козлы и ехал за компанию с ним. Мне было интересно узнать у него о жизни в лесу. Спирт рассказывал мне от повадках зверей, различных растениях и лекарственных травах. А повечеру того же дня он взял меня вместе с внешне на охоту. Он научил меня ставить ловушки получай мелкую дичь, скрыватся в чаще, тихо имолниеносно перемещатся точно по любым поверхностям. Более того он научил меня стрельбе изо лука.
Так проходил каждый день в пути. Весь сочельник я с интересом слушал Марола, а во время стоянок мы шли тренироватся. Иным часом мы возвращались я помогал Киранье готовить ужин. Так я научился окончатель обеспечивать себя в предстоящих походах. Хотя моей стряпне любое еще было очень далеко до тех деликотесов ась? готовила Киранья, все же еда была съедобной.
В конце концов, на пятый день пути, вдали показались стены города. На первый взгляд я подумал, что это новая горная гряда, но пишущий эти строки быстро приближались и вскоре я смог рассмотреть темно-коричневые шипастые стены. Я был настоль поражен этим коллосальным сооружением, что до самого нашего въезда в окованные металлом калитка продолжал задирать голову, силясь рассмотреть все получше. Ради крепостными стенами вовсю бурлила жизнь. Весь народ был охвачен общим суетливым настроем. После этого и там носились детишки, а уличные артисты устраивали везде домашние представления. В городе вскоре должен был начатся праздник, а бои должны были характер его главным событием.
Наш караван проследовал по главным улицам города и остановился у стен огромного коллизея. В этом месте через пару дней и должно было состоятся открытие праздника. Меня миром с остальными бойцами разместили в жилих помещениях под ареной, а кончено остальные кто сопровождал караван поселились в различных постоялых дворах. Будущие времена должны были пройти массовые тренировки участников, но нынче мой день был свободен. Так что я, впервые оказавшись в таком большом поселении, маловыгодный мог сдержать желания все его осмотреть.
С этой просьбой я и подошел к распорядителю боев. В решение от него я получил тяжелую затрещину и обещание в следующий в один из дней посадить меня на цепь. В его понимании рабы, к числу которых я относился, по большому счету не имели никаких прав. А уж просить о чем-ведь, тем более о том чтобы покинуть здание арены далеко не могло быть и речи. Я, раздосадованный и обозленный этим отказом, быстрым медленный направился в отведенное мне помещение.

***

За окном на крепость опустилась ночь. Все обитатели колизея погрузились в сон, и только лишь малые группы стражи оставались на своих постах. В тунелях почти зданием чадили факелы, отбрасывая замысловатые тени. Они были что живые в своем бесконечном танце.
Одна из этих темных сущностей получи секунду замерла, словно о чем-то задумавшись, передала эту паузу соседке и еще продолжила свой молчаливый и непостижимый танец. Их странное деятельность, неуловимой волной прокатилось по тунелям и остановилось у одного изо проемов.
Стражник стоял, оперевшись спиной о стену и крепко держа в руках длинную прямую аллебарду, мерно кивал носом. Убедившись в томишко, что он крепко спит, от теней отделился темный силуэт. Он был весь покрыт черной вязью узоров, хотя как только он выступал на свет они в один миг исчезали, растворяясь вместе с тьмой.
Прокравшись мимо стражи, я перед разлукой оказался вне стен колизея. Благодаря тому, что Марол научил меня двигатся в полной мере бесшумно и карабкатся по любым поверхностям я быстро пересек улицу. Колизей отъ ею от остальных построек остался позади и я скрылся в переулке. По вине мгновение я вскарабкался по стене одного из домов Итиль крышу и размеренным шагом шел по черепице.
Я был, примерно и ненадолго, но свободен. Ночной ветерок доносил до меня холодок полей, раскинувшихся за стенами. Я, грациозно прыгая с одной крыши для другую, с интересом прогуливался по городу. В большинстве окон, камо ни глянь был погашен свет, и только из некоторых кабаков снова слышались крики, уже порядком захмелевших посетителей. На востоке города распологались торговые площади, так лавки местных торговцев были давно закрыты, а приезжие собрали домашние пожитки и сейчас отдыхали в тавернах. На севере города распологались огромные административные здания, отдельные окна которой конец еще горели.
От созерцания городских красот меня отвлекло репонятное жажание. Оно бесшумно разносясь над городом, звоном отдавалось в моей голове. Я поаробовал заткнуть ухо, но оно не исчезло. Решив во что бы так ни стало избавится от раздражающего меня шума, я направился к его источнику. Описав нате крыше небольшой круг и определив направление, я двирулся на встречь неизвестному сигналу.

Глава 9
Здание, из которого шло непонятное ми трещание, было маленьким покосившимся домиком, расположенным в трущобах западного города. Я яко тать в нощи перепрыгнул на его крышу и мягко подошел к карнизу. Я перегнулся поверх край и обвил хвост за выступающую балку. Приблизившись к окну я заглянул вглубь.
По центру комнаты была нарисована октограмма. На четырех главных ее концах были расположенны отличаются как небо и земля предметы. На одном из концов стояла заженная суппозиторий, а на противоположном стояла чаша с водой. На двух других лежали пернатые и небольшой круглый камень. Но самым необычным было в таком случае, что все эти четыре предмета были черного цвета. В полном составе рисунок в противовес был начерчен белым мелом, ярко выделявшимся получи фоне потускневшего пола. В центре композиции находилась слабо различимая субъект.
Я прислонился вплотную к окну, чтобы получше рассмотреть демона, находящегося изнутри. Ant. снаружи. Неожиданно он развернулся ко мне. На его лице была устрашающая святочная харя. Он протянул ко мне свои длинные руки и оконце распахнулось. Резкий порыв ветра ударил меня в спину и я с грохотом влетел в комнату. Осколки разбитого стекла хлынули звенящим рекой. Я едва успел перекатится с того места куда упал, от случая к случаю туда ударил кривой кинжал.
Я ловким движением вскочил в ноги и встал в защитную стойку. Момент был упущен, только мой противник и не думал останавливвтся. Он сделал вылазка, пытаясь проткнуть меня, но я перехватил его руку и выхватил серп. Он попытался отобрать его у меня и между нами завязалась ратоборство. Он не останавливался, так что у меняне было другого выхода. Я вонзил в него его но кинжал. Он вошел в моего противника на удивление беспричинно. Он пошатнулся имедленно осел на пол. Я отшатнулся, в шоке через произошедшего. Хотя я раньше и убивал других существ, но сие были дикие звери. Теперь же все было вдоль другому. Я убил себе подобного. Такое же мыслящее, осознающее до сих пор происходящее существо. Я отполз в угол комнаты и попытался успокоится.
Поверх некоторое время я успокоился и решил трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию. Я осмотрел комнату и обнаружил в ней небольшую толику полок с толстыми книгами. Они были обернуты в темные кожанные обложки и имели небольшие ремешки, которые неважный (=маловажный) давали им раскрытся. Я открыл одну из них и начал перевертывать. В книге были записаны различные формулы и почти каждая стадия была заполнена всевозможными рисунками. Из того что я успел просмотреть, я понял что она была чем-то средним посередке религиозным трактатом и гриммуаром. Я вернул магический том на (место)положение и продолжил изученик обстановки. В дальнем углу комнаты стоял вековечный, покосившийся комод. В нем я нашел немного потрепанную, но абсолютно новую дорожную одежду. Комплект состоял из легкой рубашки, прочных кожанных штанов, плотного жилета и крепких унты. Из всего комплекта мне не подошла только рубаха, однако я вполне мог ее переделать. Так что я решил забрать с собой одежду с собой, чтобы проще было повторять моииночные вылазки незамеченным.
В выдвижной ячейке я сделал маску аналогичную той, что была надета на мои недавнего противника. Ее я бросил в сумку к одежде. Последним объектом изучения в комнате остался мертвяк, который так и остался стоять на коленях с опущенной головой. Спирт вполне мог бы сойти за спящего, если бы маловыгодный рукоять кинжала, торчащая у него из груди. Лезвие клинка такой степени) плотно прилегало к краям раны, что ни одна всего ничего крови до сих пор не вытекла из тела.
Я приблизился к мертвецу и посткрался в качестве кого можно аккуратнее снять с него маску. Мне было забавно увидеть лицо моего неудавшегося убийцы. Я приподнял его голову и другой рукой резко сдернул маску. Передо мной был (полово)зрелый демон с грубыми чертами лица. У него были впалые шкифы, длинный кривой нос и узкая полоска рта. Высокие скулы кроме сильнее выделяли его худое телосложение. Я переключил свое почтение с мертвеца на маску. Она была точно такой но как та, что я недавно нашел в комоде. Неожиданно раздался треск глухого удара. Я отвлекся и увидел что тело, опрокинувшись, упало получай спину. Кинжал, незаметно для меня немного выступил изо терса мертвеца, уперевшись в доски пола. Через образовавшееся получи спине отверстие, медленно начали просачиватся капли крови. Возлюбленная, следуя по прожилкам досок, растеклась по полу. Бездыханное тело лежало в центре октограммы, когда кровь дотекла до одной изо граней. Лишь только это произошло мел началсветится. Данный блеклый багряный свет отвлек меня от созерцания маски. Мелок начал жадно впитывать кровь, становясь при этом изо белого, ярко алым. Мертвец начал медленно высыхать, теряя последнее общность с живым существом. Когда все закончилось егт тело рассыпалось в шалупень под своим весом. Кинжал же остался на томик же месте где и был, опираясь на кончик и шаг за шаг вращаясь вокруг него.
Я подошел ближе, завороженный бликам света получай кривом лезвии ножа. Кинжал ускорил свое вращение и оторвался с пола. Я вошел в центр рисунка, на то место, идеже еще недавно был труп. Кинжал еще мгновение вертелся в воздухе, а там резко повернулся кончиком в мою сторону. Он подлетел ко ми вплотную, слегка проколов кожу. Из моей груди вытекло в некоторой степени капель крови и кинжал жадно впитал их. После сего он со звоном упал на пол.
Я еще некоторое счастливый случай стоял в недоумении от произошедшего дейсвия. За окном зачатие светать, так что я взяв походный мешок моего неприятеля и побросав в него одежду, найденную в шкафу, обе маски и загрузив на все книги, которые смог найти я остановился в центре комнаты. Меня терзали сомнения. Нужно ли брать с собой орудие убийства. Но в итоге решив, что такое? оставлять его здесь было бы еще более с наскока, я сунул его за пояс и выбрался через окно нате крышу.

Глава 10
Наспех спрятав в своей комнате сумку с вещами я упал бери кровать в надежде не упустить последние часы сна. Я был так измотан произошедшими событиями, что мгновенно провалился во тьму. Я падал в пустоту, а около меня ураганом бушевал ветер. Он пытался затянуть меня, изодрать на куски. Я держал в руках длинный извивающийся черный христововер. Им я и отбивал атаки щупалец ветряного монстра.
Со временем удары ветра стали раскисать и ураган, так долго терзавший все пространство вокруг стал униматься. Он уменьшался до такой степени, что я уже покинул его границы и со стороны наблюдал, как он начал сжиматся в отливающую зеленью полупрозрачную сферу.
Часом трансформация завершилась я протянул свободную руку и мягко взял ее. Через сферы веял легкий ветерок, освежая меня. Когда я еще крепко держал ее в руке, хлыс тьмы свернулся и образовал в противоположный такую же сферу. А я так и стоял во тьме держа в руках сии непонятные шары.

***

Проснулся я ближе к обеду, весь мокрый ото пота. Я вышел на одну из тренировочных площадок и небрежно умылся. Когда я зашел в столовую, обед был в самом разгаре. Я взял свою порцию и сел вслед стол представителей моей шахты. Там мне и рассказали, ровно утром, когда я не пришел на завтрак распорядитель очень забеспокоился. Он думал, что после его вчерашнего отказа я сбежал. А когда посыльный вернулся из моей комнаты, то обнаружилось яко я болен. Он отправил за врачом, и приказал ограничить экскурсия.
После обеда ко мне в комнату и вправду пришел экстрасенс. Он осмотрел меня и сделал вывод, что я просто здорово переутомился в дороге. Он дал рекомендацию мне отдохнуть, для того чтоб дать организму восстановится. Таким образом я остался без тренировок прежде самого начала праздника, но с другой стороны никто в настоящее время не сможет изучить мой стиль боя. И к тому а у меня появилось время изучать до конца мои новопожалованный обретенные богатства.
Я быстро сбегал на кухню и взял чуток еды, сославшись что не хочу выходить из комнаты бери ужин и побольше отдохнуть. Кухарка немного повредничала, но в конечном итоге однако-таки согласилась дать мне сушеного мяса и свежего содержание. Кувшин с водой я наполнил по дороге в одном из чанов.
Напоследок вернувшись в комнату я наскоро задвинул засов и положил еду сверху небольшой столик. Убедившись что за мной никто маловыгодный следил, я открыл тайник в полу и достал оттуда дорожную сумку. О вытащив все ее содержимое, я аккуратно все рвзложил держи кровати. Первой, в свернутом состоянии лежала дорожная одежда. Ее я сделано успел изучить и теперь обдумывал как лучше ушить рубаху.
Ниже шли две маски. Они были овальной формы и имели небольшие прорези во (избежание рта, носа и глаз. Так что их вполне есть было носить долгое время не снимая и даже уминать в них. Их поверхность была похожа на жидкую сулема и отбрасывала блики от свечей. Я взял одну из масок и подошел к зеркалу. Ми было непонятно, почему вначале она показалась мне устрашающей, а без задержки не производила никакого впечатления.
Я приблизил ее к лицу. В соответствии с ее внутренней поверхности пробежала волна голубого света. Спустя мгновение из зеркала на меня уже смотрел вечорошний мертвец. Его лицо было словно живое. Я долго вглядывался в свое воспроизведение не веря глазам. Вдруг лицо вновь подернулось, переливаясь оттенками. Оно так старело, то снова молодело. Грубело и на нем появлялись неодинаковые шрамы, но потом становилось нежным, почти женским. Урывками доже получались лица монстров, с кривыми торчащими клыками, костяными наростами и разливанное море других. Эти метаморфозы продолжали происходить, и глядя на сие я вспомнил лицо одного из охранников рудника. У него было самое страшное изнанка из тех, которые я когда либо видел. Глубокий след пересекал его лицо от правого виска и рассекая носет, уходил наискосок на левую щеку. Из его рта торчали длинные клыки. А панты были завиты в тугую лобовую пластину. Представив его символ у себя в мыслях, я уже через пару мгновений мог любоватся в зеркале возьми его ужасную морду. Единственным отличием были глаза. Они весь еще были моими.
Я еще около получаса игрался с масками. В итоге я убедился в томишко, что они могли создать любой образ сформированный в моей голове. В будующем сие могло мне очень пригодится, так что я решил забросить маски у себя. Я спрятал их на дно мешка и сложил поверху всю одежду за исключением рубахи, которую собирался сейчас перешить.
На кровати оставалось еще небольшое собрание книг, которые я сгрузил с телега в той злополучной комнате. На первых страницах в большинстве с них было краткое описание, так что мне мало-: неграмотный составило труда отсортировать их по темам. Всего было двадцать пятеро книг. И это можно было бы считать отличной коллекцией.
Самая первая изо них была посвящена религии и истории создания первых Планов Инферно. Умереть и не встать второй были изложенны основы магии. Она давала нахождение трем родам магии. Это были Высшая, Первичная и Вторичная. К первой относились основные первоначальные сведения всего мироздания. Это были Свет и Тьма. Они были первоосновой всех миров и реальностей и создавали балланс. К Первичной магии относили цифра старших элемента. Огоньи Воду, Землю и Воздух. Эти туман являлись противоположностью друг друга и не могли взаимодействовать среди собой. Но в то же время они дополняли соседей, образуя материю всех миров. К Вторичной магии относились взаимодействия Первичных стихий. Они создавали магию молнии, льда, жизни и смерти. Сии элементы и сделали миры, созданные Первичными стихиями, обитаемыми.
Точки соприкосновения же представление обо всей системе мироздания давала магическая октограмма. Возлюбленная устанавливала маста Первичных и Вторичных стихий и давала им простое разговор. Высшую же магию не смели выразить по отдельности ото всех остальных проявлений магии и вплетали в сам знак. Просто так сам рисунок чертился белоснежным мелом, а объекты — представители Первичной стихии выбирали сиречь можно более черными. Именно нечто подобное я и видел вчерашний день в комнате того старого дома.
Закончив изучение основ магии я души просмотрел остальные книги. Из оставшихся двадцати трех было представленно вдоль две на каждый из родов магии. Но буде в тех, что относились к Первичной или Вторичной были описанны точные формулы взаимодействий и их применения, ведь книги по Высшим стихиям давали лишь общие представления.
Оставшиеся три рукописи оказались дневниками того самого сумасшедшего, какой-никакой на меня напал. В них были изложенны его размышления о томик как существа обретают магию и где она существует. Ровно мне было теперь известно из основ магии не более того немногие способны от рождения обладать одним из видов Первичной может ли быть Вторичной стихии. Высшую же могли обладать лишь редкие сущности, к котрым симпатия приходила сама. Но это было настолько невероятным явлением, ровно почти никто не верил в их существование.
Но невзирая на все эти первоосновы, этот ненормальный считал, который такого ограничения как обладание лишь одним элементом никак не существует. Он верил что возможно забрать себе силу поверженного противника, тем самым получив ревизия над еще одним видом магии. Но больую выпуск из его записей я пока что не мог разгадать. Там было огромное количество формул и ритуалов. Последняя фонограмма сводилась лишь к нескольким строчкам. «Сегодня все получится. Хоть лопни жертва появится. Он не сможет противится зову.» Бери этом записи обрывались. Но даже этого мне было в достаточной мере чтобы осознать всю безумность того демона.
Еще маленечко просмотрев особенности ритуалов, описанных в дневниках, я нашел некоторую схожесть посередке тем что произошло со мной и тем, что было в записях. Через мрачных мыслей меня отвлекло чувство голода и я решил подзаправиться взятой на кухне едой.
Быстро покончив с едой я взялся прорабатывать последнюю вещь из теперь уже моего мешка. Сие был кривой кинжал, сделанный из прочного, но легкого материала. Некто явно носил некое мистическое значение, так как его острие было черно, как сама тьма, а рукоять отливала белизной. Нате конце рукояти, аккуратно была вырезанна магическая октограмма. Ятаган был настолько острым, что с легкостью разрезал железный гвоздик, который я нашел на полу, не встретив при этом никакого сопротивления. Убедившись в опасности сего ножа, я решил припрятать его, чтобы ненароком не поранится. Убрав непрочный кинжал в тайник, подальше от любопытных глаз, я решил занятся шитьем рубашки.

Вожак 11
Утром я проснулся рано. Сегодня должно было состоятся развертывание летнего фестиваля. Весь вчерашний день я провел в своей комнате изучая книги, в такой мере что я устал мало и сегодня чувствовал себя полным сил. Я спрятал заключительный том, который так и остался лежать на кровати и стал одеватся.
В столовой было до сего часа очень мало народу и я, быстро получив свой завтрак сел по (по грибы) один из свободных столов. Наскоро покончив с едой я отправился бери тренировочную площадку. Здесь, даже в такой ранний час, проходили ожесточенные бои. Весь стремились напугать своих противников своим неистовством и яростью. Ми же была интересна техника бойцов из разных команд. Я поднялся получи и распишись трибуны и стал наблюдать за участниками.
Здесь были огромные трехметровые демоны. Их тела покрывали канаты мышц, а получи лицах, покрытых шрамами, сохранялся звериный оскал. Были тут. Ant. там и ловкачи, которые любили уклонятся от прямой схватки и изматывали противника нанося ему слабые, же точные и болезненные удары. Но отличительной чертой всех собравшихся было сумасшествие, с которым велись эти стычки. Так я и просидел на трибунах прежде обеда.
Когда я зашел в столовую, там стоял невообразимый шум. За столами в спешке доедали легкий обед и сразу переходили к обсуждению предстоящего перипетии. Бойцы интересовались своими предстоящими соперниками и разглядывали таблицу жеребьевки первого ладья боев. Я быстро умял свою порцию и уже было хотел провалиться и послушать разговоры, как вдруг все разом затихли. В средоточие зала вышел распорядитель и объявил, что открытие состоится черезо час.
После этого выступления помещение вмиг опустело. Постоянно разошлись по своим комнатам и стали готовится к сражениям. Таким (образом как я был бойцом лишь первого ранга, то все еще не мог использовать никакого специального снаряжения для боя. Ми разрешалось выбрать простую одежду и обувь. Я, решив что шахтерская матрица в будующем мне мало пригодится, решил использовать именно ее. Рубаха, по малой мере и была прочной, но свисала мешком, так что я, оторвав рукава, есть из нее жилет. Штаныя тоже укоротил, чтобы гарантировать большую подвижность. Из остатков материи я нарезал ленты и обмотал ими предплечья и голенища.
Наступил отрезок времени открытия боев. Мы построились у входов на главную арену. Голоса тысяч демонов, заполнивших зрительские места, сливался в шуга гул. По сигналу горнов весь этот шум затих. Ровные колонны бойцов потянулись с нескольких проходов. Я ступил на обжигающий песок арены и получай секунду впал в ступор от того количества народу, которое заполнило трибуны. Мытвышли сверху центр и предстали перед ложей князя этого города.
— Ныне, мы открываем летний фестиваль, который ознаменует новый бадняк в жизни нашего княжества. — Громогласно произнес вышедший сверху край своей ложи князь. — Он будет длится десятеро дней. И для всех собравшихся, здесь ежедневно будут проводится бои следовать право представлять наше княжество на ежегодном турнире «Горной рабство». Гладиаторы! Вы готовы окрапить песок стадиона своей кровью!
Наши магазин взорвались дружным криком приветствия, на который вся область деятельности откликнулась еще более громкими овациями. С этого момента первенство считался открытым и начинались бои. Сначала должны были порваться групповые схватки, основной целью которых было отсеить слабых кандидатов.
Я но желал победить наибольшее число противников и как можно вернее повысить ранг. Я больше не собирался возвращатся на шахту. Я вынужден был пробится на третий ранг к окончанию праздника и комплекция чемпионом.

***

Яркий свет проникал в темный тунель, через режимный кованной решеткой проем. Здесь рев трибун затихал и становилсятне таким раздражающим. Оный островок относительной тишины успокаивал и позволял собратся с мыслями. Так что я оказался здесь было результатом упорного труда. Ми оставалось победить в этом бою и я бы смог перейти сверху второй ранг. Там бы меня обязательно заметили оородские купцы и кто именно-нибудь обязательно меня приобрел. А о положении охранника могли уноситься в мечтах лишь сильнейшие из рабов.
Издали я услышал как поднимается рустер. Я встал и направился в сторону светового проема. Рев толпы словно угорелый возрастал. Я вплотную подошел к каменной арке. Решетка начала замедлятся и в каковой-то момент остановилась. Тут же затрубили горны, призывая гладиаторов нет чего/кого. Ant. начаться на арену.
Я сделал пару шагов вперед и ступил держи сухой песок арены. Из пяти других проемов сверху свет выступили мои противники. В этот момент местный раджа начал свою приветственную речь, призывая нас показать честную борьбу. Хотя я ее не слушал. Я был полностью поглощен изучением своих соперников. Двоих с них я уже знал и обменялся с ними легкими приветственными кивками.
До этого часа один был рослым, широкоплечим демоном с багровой кожей и длинными полосками шрамов получи оголенном торсе. Если бы я увидел его на улице, ведь мог бы принять за одного из бойцов близкого круга дружины. Они являлись сильнейшими изо воинов и он возможно даже раньше принадлежал к их числу. Целиком и полностью возможно что его взяли в плен, когда его магараджа проиграл в одной из многочисленных местных войн.
Четвертый с бойцов был скорее всего бывшим вором, которого приговорили к участию в боях. В последние годы сие считалось намного выгоднее чем казнить сразу. Он был худым, а бери лице носил черную маску, оставлявшую открытыми только глазенапы. Только выйдя из проема, он сразу начал щупать место где спрятатся и возможно потом сбежать.
Последний а из всех был новичком. Он с интересом слушал приветственную тирада князя и с любопытством разглядывал трибуны. Он был одет в обрезанные штанишки и потертый жилет, а на руках и ногах у него были намотанны тканевые ленты. Же это было не самым необычным в его внешнем виде. Возлюбленный был жилистым, но достаточно накачанным, а его серовато-белая головка кожа ярко выделяла черную копну волос, заплетенных с пробором в ниспадающий дальше плеч хвост. По его внешнему виду было свет не мил понять кем он был раньше, но он откровенно был новичком и мало разбирался в сражениях.
Приветственная речь подошла к концу и трибуны взорвались овациями. И кулачная расправа начался. Я бросился к вору в надежде быстро покончит с ним с наименьшими потерями. Краем взор я видел, как один из моих старых знакомых двигался в направлении воина, в в таком случае время как другой спокойно сближался с новичком.
Когда я под конец приблизился к воришке, он попытался уклонится, но я серией ударов любое-таки смог его зацепить. В ответ мне прилетелтслабый, да точный удар в плечо. Между нами завязалась продолжительная схват. Я наносил удары и моментально уходил в оборону, стараясь избежать контратак. Спирт целился мне в несколько точек и наносил точные удары соответственно ним, желая вывести меня из равновесия.
В какой-ведь момент вор начал выдыхатся и я смог, осуществив подсечку, точным ударом выслать соперника в нокаут. Я огляделся чтобы оценить обстановку. К моему удивлению Водан из моих старых знакомых валялся оглушенным на песке арены, а новичка с которым спирт сражался не было нигде видно. Другая же под меру так и продолжала свою схватку.
Я решив дождатся исхода их сражерия начал долго приближатся к ним. Внезапно огромный воин пошатнулся и осел бери землю. У него за спиной стоял новичок. По нему без- было заметно, что он устал или измотан. Его человек не выражало эмоций и лишь глаза горели бешенным огнем сражения.
Возлюбленный молнией перескочил оглушенного противника и помчался к его сопернику. Большое количество ударов обрушился на моего знакомого и спустя пару мгновений оный тоже упал без сознания. Я остановился в нерешительности. Внимание новичка было в данный момент полностью переключено на меня.

Глава 12
Вот и подошел к концу мои первый бой и трибуны взорвались приветственными возгласами. Из всех моих соперников я успел взять верх четверых и лишь последний из них доставил мне скажем так и нбольшие, но трудности. Благодаря тренировкам и обучению, которое я прошел в шахтах по-под пристальным надзором моих учителей. Теперь я знал все необходимые способы борьбы в рукопашной схватке.
Да последний мой противник показал мне, что агрессия и твердая решимость могут приложить человеку огромный заряд энергии. Мало того, что симпатия иногда ловко уклоялся отмощных ударов, но даже успевал навить несколько своих. После затяжной схватки он начал выдыхатся и в конечном итоге согласился признать свое крах. Мне было даже приятно получить от него такое яростное обструкция и увидеть тот огонь, что горел в его глазах.
К моему сожалению я неважный (=маловажный) смог получить максимально возможный результат от этого боя, поскольку мой последний соперник все-таки победил одного с бойцов. Таким образом на мой счет записали не более четырех поверженных противников. Но в данный момент я был доволен и сим. Эмоции захлестывали меня, но внешне я старался выглядеть напрочь спокойным.
Я подал руку своему лучшему сопернику и мы одновременно отправились в столовую. После боя, всем оставшимся в сознании предоставлялся высокоплотный ужин. За столом я смоглучше рассмотреть своего противника. Возлюбленный был молод и хорошо сложен. Он рассказал мне, яко раньше жил в кочующем племени. Они странствовали по степям различных Планов и вели отдельный образ жизни. Но однажды их вождь повздорил с местным князем с-за девушки и втянул их в кровопролитный бой. Мало который из их племени выжил, а оставшиеся в живых разбрелись кто именно куда. Сезар — так звали моего собеседника, без- зная ничего кроме сражений сначала пытался пристроится в армию. Да когда узнали о его происхождении то сразу же отказали. Таково, в итоге он и стал гладиатором. Он лелеял надежду раз как-то поступить на службу к какому-нибудь вельможе и найти немного спустя свое счастье.
Мы проговорили с ним весь ужин и вымотанные боем, доверха набив животы отправились перекуривать. Всю дорогу до своей комнаты я размышлял над событиями сего дня. К моему удивлению я почти не устал и сейчас был плен сил и энергии. Во время боя я заметил, что моя рефлекс неожиданно улучшилась, а ловкость и скорость явно увеличились. Это меня остро смущало, так как с момента ночной стычки я вообще без- тренировался и ожидал, что покажу намного худший результат. В бою я будто рассекал окружающий воздух, а перед моими ударами он поперек. Ant. прямо уплотнялся. Это натолкнуло меня на мысль, которая наверное не хотела покидать мою голову.
Как только я вошел в комнату, портун за мной мгновенно захлопнулась и громко щелкнул дверной задвижка. Я быстрым движением открыл тайник и достал оттуда связки книг. Я взял ту, которая описывала начатки магии и открыл ее на одной из первых страниц. На этом месте были описанны ритуалы, которые позволяли определить магические данные. Хотя они и не затрагивали высшую магию, но угоду кому) моих целей этого было вполне достаточно. Я быстро просмотрел прейскурант необходимых предметов для проведения ритуала.

***

Спустя час я по новой входил в свою комнату. В руках у меня был мел, кандея, свеча и перо. Кувшин я всегда держал наполненным, так зачем с водой проблем не должно было быть. А камень затерять не составляло никаких трудностей. Таким образом у меня были всё-таки необходимые элементы для проведения ритуала.
Я начал медленно выстебываться на полу октограмму, то и дело сверяясь с рисунком с книги. Когда мои художественные изыскания завершились я быстро расставил целое предметы по местам согласно инструкции приведенной на страницах книги.
Подчас все приготовления были завершены, я встал в центре рисунка. У меня в руках была учебник и я начал медленно читать написанное в ней заклинание.
Вначале пусто не происходило. Но когда я начал читать последнюю доля в комнате начал подниматся легкий ветерок. Одно только сие событие уже дало мне представление о той стихии, с которой ми предстояло работать. Легкое дуновение сменилось ветерком. Он колыхал пыл и мягко перебирал волосинки пера. На поверхности воды, сочный в чашу, побежала рябь. Я продолжал читать заклинание, а ветер тутти усиливался. Когда я закончил чтение, то увидел что около меня бушует настоящий ураган.

Глава 13
Буря закончилась, а я сызнова рылся в своем тайнике в поисках различных томов. Первым делом я достал дневники. Ми показалось, что где-то в них я видел упоминание о магии воздуха. Раскрыв с налета все три дневника я попытался определить последовательность событий описанных в них. Ми стоило неимоверных усилий чтобы разобратся в тех бессвязных мыслях и рассуждениях, изложенных сверху этих пожелтевших страницах. В конечном итоге, определив порядок связывающий шабаш три книги воедино, я приступил к их изучению.
Оторватся ото чтения меня заставил громкий стук в дверь. Я быстро спрятал до сих пор книги, а октограмму на полу накрыл сверху столом. Ради дверью меня ждал один из охранников. Оказалось уж наступило утро и всех опоздавших на завтрак было кончено проверить.
Я вышел в коридор и буркнув слова благодарности отправился получи завтрак. Столовая встретила меня остывшей пищей и почти пустым претензия. Большинство бойцов уже отправились готовится к грядущим сражениям. Я решив стать результатом их примеру наспех опустошил свою тарелку и вернулся к себя. Меня не оставляли мысли о том, что было записанно в тех странных дневниках.
В п я с трудом разбирал смысл написанного. В дневниках велись размышления о природе магии и ее взаимодействии. Сочинитель считал, что условие обладания лишь одним видом силы пожалуй что только для врожденного дара. В свою очередь он утверждал, ровно как любое существо способно к обучению и развитию, так и магию дозволено развивать. Он считал, что наши знания слишком ограниченны областью применения и силу дара дозволено неограниченно повышать. Таким образом обладание лишь одним видом магии что-то около же должно быть подвергнуто сомнению. Автор считал, что же возможна передача магических способностей от одного индивида к другому, посредством совершения определенных ритуалов. Далее в дневниках шли различные ссылки бери книги посвященные магии или религии, но я так предварительно конца и не разобрался на какие. Хотя несколько изо них все таки и оказались в моей маленькой коллекции. Хотя сейчас у меня не было времени на их маркшейд, так чтт я решил отложить это занятие на ужотко.
С этими мыслями я вновь вступил на песок арены. Ми предстояло победить еще порядка двенадцати противников чтобы повысить в должности ранг. А учитывая то, что до начала второй части праздника оставалось снова три дня, то для меня наступало время ожесточенных схваток. Что-то около для меня началось изматывающее испытание, в конце которого брезжила мимолетная Надя на свободу.

***

Кровь тонкой струйкой стекала от мой виска и завершая свой путь капала с подбородка. Я бился поуже четвертый день к ряду и усталость начала сказыватся. Во вчерашнем поединке я ли) не пропустил один из захватов и сегодня уже плохо владел одной рукой. Так все же мне удалось выдержать утренний бой полуфинала первого ранга. И во теперь подходил к концу уже финал.
На песке арены осталось один двое. Все остальные уже лежали в беспамятстве и лишь Водан единственный противник отделял меня от победы. Он был бесцельно же как и я сильно измотан и немного прихрамывал на правую ногу. Же это не мешало ему сдерживать мои атаки и хлестко проводить ответные удары.
Толпа на трибунах арены еще ревела от возбуждения и жаждала увидеть кто же станется победителем этой схватки. Мой соперник ободряемый криками деятель начал свою стремительную атаку. Я увернулся от его прямого удара, однако почти сразу получил неожиданный аперкот. Его кулак шоркнул вдоль моей груди и задел кончик подбородка. От неожиданности я отшатнулся обратно. Толпа взревела от восторга в предчувствии завершения поединка. Только я еще не собирался проигрывать.
Я резко вскочил на обрезки и приготовился к новому шквалу ударов. Отразив боковой удар я распознал авантюристический мах ногой и перехватил его в неустойчивом положении. Теперь уж была моя очередь начинать контратаку. Я провел серию ударов приставки не- давая моему противнику опомнится и с яростью завершил ее пинком в шрифт. Неожиданно для меня в направлении удара сформировался сгусток воздуха и отправил мои противника в непродолжительный полет. Удар о землю выбил из него запах и он ничком разлегся на песке арены.
Я в беспамятстве брел в соответствии с подземным коридорам арены. Кровь застлала мне глаза и я получи и распишись ощупь пробирался в направлении своей комнаты. Наконец я добрался и знакомыйтскрип дал ми понять, что я оказался в нужном месте. Обессилев я упал бери кровать и мгновенно отключился.

Содержание 2