Литературный портал


Современный литературный портал, склад авторских произведений

**********

  • 07.06.2017 23:04

Возвышенный отец сидел за столом небольшого деревянного домика, находившегося идеже-то в глубине Северной Европы. Быт дома был (спустил-таки прост: стол, две деревянные скамьи, простая деревянная крин, старая кровать. Семья, которой принадлежал этот домик, а верней старшая ее часть, лежала на улице… мертвыми… Мужчину и женщину возлюбленный успел зарезать на улице, недалеко от дома, а гарсон…  А мальчик успел вбежать в дом, надеясь спрятаться ото него. Абрама это разозлило. Он не горел желанием гоняться после этим паршивым язычником, а тем более заходить в их тошнотный домишко. Поэтому Абрам ворвался, вытащил за шкирку юнца, прятавшегося по-под столом и, со все злостью рубанул ему по шее своим длинным мечом. Бездыханное корпус завалилось на пол, а голова отлетела куда-то в сторону кровати. Сколько звезд в небе крови забрызгал Абрама. Его светлое лицо покрылось брызгами месяцы, а алый крест на его груди засверкал багряными каплями. Аврам тяжело вздохнул, когда успокоился. Он сел за княжение и задумался. Абрам не очень одобрял убийство детей-язычников, так и не сильно-то и сопротивлялся. Наверно из-за своего характера, возлюбленный был вспыльчив и богобоязнен. Абрам принадлежал  ордену св. Георгия. Их отправили в Северную Европу подпирать христианство в народ, а вместе с ним просвещение и искупление. Папство черным по белому дало понять руководству ордена, что делать с теми, который сопротивляется принять истинного Бога. Если кратко, то жгите и рубите всех, Бог (видящий узнает своих. И.. они жгли и рубили. Уже пару деревень сожгли и казнили десятки жителей. Местные население здесь отчаянные, храбрые, как показалось Абраму. Кажется, они верили в Одина, Бога войны и коварства. И коль (скоро) они откажутся от смерти в бою, то он далеко не возьмет их к себе в рай. Кажется Вальхаллой называется..Ровно , Вальхалла. Больше всего Абрама впечатлили их войны минус доспехов. На них была медвежья шкура, по топору в каждой руке, и какие-так символы на теле и лице. Они словно одержимые демонами неслись бери нас, они падали лишь тогда, когда отрубишь им головы, да для этого нужно было сильно постараться.

В орден, в котором состоял Возвышенный отец, входило порядком шестидесяти человек. Помимо солдат были и священники. Их место заключалась в отпущении грехов солдат и крещение язычников. Если на втором месте было пока безуспешно, то первое шло полным ходом. Как) грехов поднакопилось достаточно, хоть и все они  были совершены кайфовый имя Господа. Так им говорили, по крайней мере. Только Абрам в это слабо верил. Ведь одна из заповедей гласит « безлюдный (=малолюдный) убей», а они убивают. И поэтому каждое убийство для него было камнем для душу. Но он и не сопротивлялся-то.. А сегодня получи его грешную душу свалился не просто камень, а псефит. Он посмотрел в сторону ребенка, точнее на его обезглавленное клейстокарпий. Из одежды лохмотья, по комплекции лет так число или шесть. Обычный ребенок из семьи земледельцев. Спирт и его родители не сразу поняли кто мы, и что такое? хотим. Пока его сталь не снесла голову прекрасный пол. После чего мужчина попытался напасть на нас, только с рассеченным брюхом долго не навоюешь. А малец убежал… и впустую, может и не умер бы.

Абрам долго просидел после столом, размышляя о том, какое наказание ему дадут после его деяние при жизни. Он хотел исповедаться теперича, и исповедь его была бы длинной и искренней. Но спирт и не представлял, что исповедаться ему придется не за некоторое время до священником и наказания он получит еще при жизни.

Мазанка, убитой им семьи, находился по другую сторону реки, идеже расположился их отряд. Он не переживал по этому поводу, все же следующая деревня находилась в двух днях пешим ходом. Возвышенный отец вышел и посмотрел на небо. Был красивый закат. Возлюбленный втянул глубоко в грудь воздух и собрался выдохнуть, как гнетущий удар по голове, прервал его планы. В глазах потемнело, в голове стоял перегуд, он отключился.

Абрам пришел в себя, лишь когда ему плеснули в рыльник воды. Он очнулся где-то в лесу, точнее сверху поляне. Перед ним стоял среднего роста мужчина, у него были невразумительно-русые волосы по плечи, густая в тон цвету чуб борода, он был одет в кольчужные доспехи. Он стоял, опиравшись для топор. Топор был красив. Его лезвие было украшено узорами и странными символами. Велодрын тот мастер, что создал это творение! Абрам понимал, нежели закончится дело, он ведь находился на капище, идеже жертвы приносили. Ему доставляло некое удовлетворение от смерти настолько прекрасного оружия. Но мужчина и не шевельнулся ни разу. Зато позадь кто-то подошел и разорвал на его теле, а скорее спине, рубаху. Абрам почувствовал резкую боль в спине и вскрикнул, ему сделали двоечка глубоких надреза ножом рядом с лопатками. Легкая улыбка появилась в лице война, что стоял перед ним. Он обошел Абрама со спины. И после этого-то Абрам понял, что наказание постигло его, и было оно то правда ужасно. Страшная боль пронзил его насквозь, ему рубили ребра. Отец множества народов заорал нечеловеческим голосом. Люди, что стояли поодаль ото действий, торжественно замахали оружием в руках. Абрам думал, сколько страшнее в жизни ничего не испытывал… До тех пор до ((сего ему не начали раздвигать отрубленные от позвоночника ребра. Авраам не смог издать и звука. Он чувствовал, как содержание покидает его тело. Но успел застать момент, порой на его плечи что-то положили. Что-в таком случае похожее на легкие. Откуда Абраму это знать? Некто, кажется, где-то видел их. Он был похож получи и распишись изрубленную птицу, крылья которой были прикованы, а ее ливер были выложены наружу. Но Абраму было уже весь век равно. Он понял, что Господь наказал его руками язычника по (по грибы) невинные убийства. Отомстил за то, что он прикрывал приманка деяния его именем. Ведь сказано же «не убей», а автор убиваем…